Брачев Виктор Степанович

Ви́ктор Степа́нович Бра́чев (род. 26 мая 1947) — российский историк, исследователь масонства. Доктор исторических наук (1996), профессор (с 2001) исторического факультета СПбГУ (кафедра истории России с древнейших времён до XX века).
Родился в белорусской деревне Матеши Ахремовского сельсовета Браславского района Полоцкой области в бедной крестьянской семье. Отец — Степан Николаевич Брачев (1910—1973), из крестьян бывшей Симбирской губернии. Мать — Стефания Андреевна Шаркевич (1922—1990).
В 1968 г. окончил исторический факультет Псковского педагогического института, поступил в аспирантуру к Р. Г. Скрынникову в ЛГПИ им. А. И. Герцена; в 1971 . перешёл в ЛОИИ АН СССР под научное руководство С. Н. Валка.
В 1969—1977 гг. — учитель истории средней школы, библиотекарь Научной библиотеки им. Горького ЛГУ, с 1977 года — научный сотрудник музея истории ЛГУ. В 1979 году опубликовал первую печатную работу. В 1985 г. в ЛГУ защитил кандидатскую диссертацию «Петербургская археографическая комиссия (1861—1917 гг.)». С 1987 г. работал на кафедре истории СССР (России) ЛГПИ в должностях ассистента, затем доцента и профессора.
В 1996 г в Санкт-Петербургском университете защитил докторскую диссертацию «Русский историк С. Ф. Платонов». С 1 февраля 1998 года — профессор по кафедре истории России с древнейших времён до XX века исторического факультета СПбГУ; читал общий курс «Историография истории России XVIII — начала XX вв.», спецкурсы по истории русской общественной мысли, масонства и др.
Жена — Надежда Николаевна Брачева (урожд. Рыга). В семье семь детей
Научные достижения Брачева связаны, главным образом, с докторской диссертацией, в которой ему удалось показать не только личный вклад С. Ф. Платонова в науку, но и его серьёзные расхождения (политическая сторона Смуты начала XVII века и оценка её итогов) с либеральной историографией. Большое научное значение имела и разработка. автором историографической подоплёки т. н. Академического дела 1929—1931 годов в свете жёсткого противостояния сплотившейся в 1920-е годы вокруг Платонова старой профессуры и историков-марксистов во главе с М. Н. Покровским. Дальнейшим развитием этих идей стала опубликованная в 2001 году новая работа «Наша университетская школа русских историков и её судьба».

Игорь Пыхалов: "Долг русского историка. Жизненный путь и труды В. С. Брачева"

Автор: Брачев В.С.
О масонерии и орденских структурах» Категория: Брачев Виктор Степанович
Просмотров: 157

Труд профессора В. С. Брачева посвящен одной из наиболее сложных и малоисследованных проблем отечественной истории, связанной с ролью тайных масонских сообществ в нашей стране. В отличие от существующих работ на эту тему автором предпринята попытка комплексного освещения всей истории русского масонства, начиная от первых его шагов в XVIII в. и заканчивая современностью. Особое внимание уделено роли масонского фактора в революции 1917 г., а также интеллигентским сообществам масонского характера 20-х и 30-х гг. XX века в советской истории. Значительный интерес представляет и попытка автора раскрыть сложное и подчас неоднозначное отношение к этим сообществам со стороны ОГПУ — НКВД. Работа основана в значительной части на не исследованных ранее материалах КГБ СССР. Главы 1-7

Подробнее...
 
Автор: Брачев В.С.
О масонерии и орденских структурах» Категория: Брачев Виктор Степанович
Просмотров: 154

Как ни важно для нас уяснение подлинной роли кадетского или политического масонства в истории России XX века, не следует забывать, что оно все-таки всего лишь вершина айсберга, с которым столкнулся в начале века громадный и неповоротливый корабль российской государственности.
Проникновение в толщу русского материка масонской «подземной реки», неумолимо и методично размывающей самые глубинные основы традиционного русского самосознания, началось, конечно же, задолго до февральско-мартовских дней 1917 года. Продолжалось это проникновение и в послереволюционные годы, причем как до, так и после 1917 года видная роль здесь принадлежала практически неизвестным сейчас масонским (мартинисты, филалеты, розенкрейцеры) или масонствующим (спириты, теософы, софианцы) кружкам и группам российской интеллигенции. Непросто складывались отношения тайных интеллигентских сообществ и со спецслужбами. Особенно драматичный характер приобрели они в 1920-е годы.
Масонская традиция утверждает, что первой попыткой легализации масонства в России после запрета его в 1822 году явилось посвящение в 1866 году в Копенгагене во Всемирное братство цесаревича Александра Александровича — будущего царя Александра III. Руководил его посвящением будущий тесть — датский король Кристиан IX.
Большого впечатления на воспитанного в национальном духе наследника российского престола масонская церемония, однако, не произвела. «Да, все это интересно, — заявил он, — но боюсь, что преждевременно в России вводить». Тем временем работа по распространению масонского «света» в России уже шла полным ходом... Главы 8-16

Подробнее...
 
Автор: Брачев В.С.
О масонерии и орденских структурах» Категория: Брачев Виктор Степанович
Просмотров: 148

Часть 3 Окончание. Главы 17-21. Заключение.

Как бы то ни было, к началу Великой Отечественной войны старые масонские центры в стране были окончательно ликвидированы. Для возникновения же новых не было подходящих условий. Когда же наконец с перестройкой и распадом СССР такие условия появились, то опять, как и в начале века, не обошлось без помощи наших французских "братьев". Благодаря их инициативе и финансовой поддержке собственно и стало возможным новое возрождение масонства в нашей стране.
Говоря о перспективах движения, сами масоны излучают оптимизм. "Масонство отвечает национальному характеру русских. А славянской душе понятны те метафизические и мистические поиски, которым привержено франк-масонство", - уверял в 1992 году корреспондента "Правды" великий секретарь Великой Национальной ложи Франции Трестурнель
Последующие события показали, однако, что это, мягко говоря, далеко не так. Однако и тешить себя иллюзиями, что в России, вследствие якобы только ей присущей национальной специфики, масонство не имеет должных перспектив, у нас тоже нет оснований. Почва в лице либерально-демократической российской интеллигенции для внедрения в общественное сознание масонской идеологии в нашей стране, безусловно, есть.

Подробнее...