Автор: Глазьев С.Ю.
Экономика Категория: Глазьев Сергей Юрьевич
Просмотров: 2136

Статьи и выступления 2015.

22.12.2015 «В Китае за это расстреляли бы, а у нас эти люди учат остальных жизни»

В интервью «БИЗНЕС Online» (дано 9 декабря) Глазьев рассказал, почему системные либералы саботируют «майские указы» Владимира Путина, что мешает стабилизации рубля и как Украине выйти из-под американской оккупации. Кроме этого, он объяснил, зачем турецкие военные действуют вопреки интересам своей страны.

30.11.2015 Система денежного обращения на грани 

28.11.2015 Выступление на Конгрессе ПНО- 2

Второй международный Конгресс «Производство, наука и образование России: преодолеть стагнацию» (ПНО-II)

25.10.2015 Дискуссионный клуб «Тренд»

 Доклад об экономической ситуации в мире и в России и ответы на вопросы

13.10.2015 «Модернизация промышленности: Приоритеты развития»

Выступление на национальном конгрессе. В том числе разбор "по складам" действий ЦБ

27.09.2015 Российская экономика в условиях нарастания санкций.

«Россия сегодня». Участники: — экономист Михаил ХАЗИН; директор Института ЕврАзЭС Владимир ЛЕПЕХИН; экономический эксперт Владимир ЛЕВЧЕНКО. советник президента Российской Федерации Сергей Глазьев. 

15.09.2015 Текст доклада для комиссии Совбеза РФ

«США Пытаются удержать лидерство за счет развертывания мировой войны». О неотложных мерах по отражению угроз существованию России

16.08.2015 Дело не в сдерживании России. Ставки намного выше

Чтобы избежать краха и удержать глобальное лидерство, американская финансовая олигархия стремится к развязыванию мировой войны. Она спишет долги и позволит сохранить контроль над периферией, уничтожить или, по меньшей мере, сдержать конкурентов. Этим объясняется американская агрессия в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке с целью усилить контроль над этим нефтедобывающим регионом и одновременно над Европой. 

04.06.2015 Преодолеть спад

Для выхода из воронки стагфляции необходимо осуществить комплекс мер, направленных на радикальное снижение вывоза капитала, деофшоризацию, стабилизацию валютного и финансового рынка. Вслед за этим надо безотлагательно приступить к форсированному наращиванию кредита посредством целевого рефинансирования по сниженным ставкам.

21.05.2015 О рекомендациях МВФ

МВФ никогда не преследует цели экономического роста, процветания, подъёма уровня жизни населения и так далее. У МВФ просто совершенно другие задачи. Международный Валютный Фонд — это орган, призванный отражать интересы международного капитала...

16.05.2015 Гибридная война и контроль над Россией

Ключевой проблемой России является недофинансирование системы образования

21.03.2015 Консервативный клуб. Экономическая безопасность России.

О жрецах религии денег - монетаристах, об экономической составляющей войны против России, об устранении государств, культур, этносов и духовных ценностей как препятствий на пути обогащения ТНК, паевых фондов и т.п. структур.

14.03.2015  Нас «раскатали». И будут это делать, пока мы не возродим планирование 

Понятие "планирование" со времен распада СССР было табуировано, воспринималось обществом как нечто "маргинальное", так как ассоциировалось с неэффективной советской плановой системой. Сегодня этот термин как никогда нуждается в переосмыслении.

04.03.2015 Основная бизнес-схема украинских евровождей

Нацбанк Украины принял решение повысить ставку рефинансирования до 30%. Поднимая ставку процента, финансовые власти страны пошли по той же дороге, что и Банк России.

25.01.2015 Долларопоклонники

О "символе веры" либеральных реформаторов, представляющем собой 3 обязательных к исполнению инструкции для слаборазвитых, подлежащих регулярному ограблению, колониальных стран. Выполняешь инструкции - хороший мальчик.(Кудрин был назван лучшим министром финансов года, Горбачев - лауреат премии им. А. Нобеля, и т.п.: мальчиш-плохииш без ящика печенья не останется в буржуинском королевстве). Не исполняешь инструкции - кровавый диктатор.

16.01.2015 Дежавю гайдаровского форума

Редакция NewsFront обратилась к академику РАН Сергею Глазьеву с просьбой прокомментировать проходящий в Москве Гайдаровский форум – 2015. Представляем нашим читателям его комментарий.

 

 


22.12.2015 «В Китае за это расстреляли бы, а у нас эти люди учат остальных жизни»

О том, как биржа наживается на курсе рубля и почему Турция пытается поссорить Россию и НАТО.

 

Только дешевые кредиты и реальный суверенитет валютно-финансовой системы России способны вывести нашу экономику на траекторию роста не менее 8% в год, считает известный экономист Сергей Глазьев. В интервью «БИЗНЕС Online» (дано 9 декабря) Глазьев рассказал, почему системные либералы саботируют «майские указы» Владимира Путина, что мешает стабилизации рубля и как Украине выйти из-под американской оккупации. Кроме этого, он объяснил, зачем турецкие военные действуют вопреки интересам своей страны.

Сергей Глазьев: «Вы знаете, меня очень забавляют наши либералы, находящиеся у власти, которые всех судят по себе»

«ЭТО УЖЕ ТРЕТЬЯ ВОЛНА РАЗРУШЕНИЯ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНОГО ЯДРА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ»

— Сергей Юрьевич, сегодня всех волнует состояние нашей экономики. Недавно министр Алексей Улюкаев объяснил нам, что экономический спад в России составил 3,7 процента, а спад инвестиций — меньше, чем правительство ожидало. То есть ситуация сложная, но не критичная. Вы согласны с этой оценкой?

— Состояние экономики надо анализировать исходя из воспроизводственного процесса, что чуждо нашим монетаристам, они на экономику смотрят как на «черный ящик». А если посмотреть на воспроизводство, то мы увидим, что рукотворно созданный денежными властями кризис ударил прежде всего по машиностроительному ядру экономики, которое обеспечивает технологическое воспроизводство. Здесь падение исчисляется двузначными цифрами. В наукоемком секторе по многим отраслям спад производства — от 12 до 50 процентов. И надо понимать, что это уже третья волна разрушения высокотехнологичного ядра российской экономики, и последствия этой третьей волны разрушения могут быть катастрофическими в смысле окончательной утраты самостоятельного воспроизводства технологической базы. Она уже сейчас у нас на 60 процентов зависит от импорта. И если мы вследствие политики запредельно высоких процентных ставок, хаотических колебаний курса рубля, которые делают невозможными любые инвестиции, и сжатия бюджетной поддержки лишимся остатков научно-технического потенциала, то о каком-либо самостоятельном суверенном развитии нашей страны говорить не придется. Мы уже сейчас едва заметны в научно-технологическом пространстве, но пока еще имеем возможность восстановить научно-производственный потенциал в критически важных для воспроизводства экономики сферах, включая нефтегазовый сектор, сектор товаров народного потребления, агропромышленный комплекс. И тем самым сохранить возможности для самостоятельного развития.

К сожалению, наша технологическая деградация происходит на фоне колоссального технологического подъема как на Западе, так и на Востоке. Мир переходит семимильными шагами к новому технологическому укладу. Комплекс нано-, биоинженерных, информационно-коммуникационных технологий растет темпами 35 процентов в год. И хотя мы были лидерами еще 20 лет назад — мы первыми создали и светодиоды, и стволовые клетки, и нанофабрики, — сегодня мы отстали колоссально. Американцы уже производят 7 миллиардов светодиодов в год, а мы как были на уровне опытных разработок, нескольких тысяч опытных единиц, так и остались.

При такой макроэкономической политике наше технологическое отставание становится просто необратимым и катастрофическим. То, что творят наш Центробанк, минфин и минэкономики, идет вразрез с мировой практикой на современном этапе. Не знаю, какие у них в голове модели рыночного равновесия, но весь мир в течение последних 8 лет проводит денежно-промышленную политику, буквально накачивая экономику кредитными ресурсами в целях стимулирования инвестиционной и инновационной активности. Дело в том, что переход к новому технологическому укладу — это огромные инвестиционные риски. Частный бизнес самостоятельно этот переход осуществить не может. Если раньше государство помогало перейти в новый технологический уклад посредством гонки вооружений (милитаризации космоса в 70-е годы прошлого века или милитаризации Европы и Америки на предыдущем структурном переходе), то сейчас ввиду перегруженности бюджетов задачами социально-экономического развития и западные, и восточные страны пошли по пути управления кредитом как важнейшим инструментом структурной перестройки экономики.

И хотя наши монетаристы под деньгами понимают золотые монеты и не имеют ни малейшего представления о роли кредита в экономике, и в Европе, и в Америке, и в Японии, и в Китае, и в Корее именно создание дешевых кредитных ресурсов и управление механизмами доведения этих ресурсов до инновационных секторов экономики в целях поддержки инвестиционной активности является главным направлением макроэкономической политики. Например, в США после начала финансового кризиса денежная масса выросла в четыре раза, в Японии — в два раза, в Англии — более чем в четыре раза, в Китае рост еще более стремительный. Это следствие того, что денежные власти передовых стран используют кредитование экономики, дешевое и разнообразное, как главный инструмент поддержки перехода к новому технологическому укладу и выводу на новую кондратьевскую волну роста. И как вы видите, эти страны растут, а мы падаем, и это происходит вследствие некомпетентности наших денежно-кредитных властей и безумного слепого выполнения ими рекомендаций МВФ, для которого вопросы экономического роста в России не имеют вообще никакого значения.

«То, что творят наш Центробанк, минфин и минэкономики, идет вразрез с мировой практикой на современном этапе»

 

«ЕСЛИ БЫ НАШИ ГОРЕ-ЛИБЕРАЛЫ УПРАВЛЯЛИ ГЕРМАНИЕЙ ПОСЛЕ ВОЙНЫ, ОНА БЫ ДО СИХ ПОР ЛЕЖАЛА В РУИНАХ»

— Многие знакомы с тезисами вашего доклада «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития». Вы предлагаете там механизмы целевого кредитования. Однако ваши оппоненты, даже не являющиеся неолиберальными фундаменталистами, говорят, что трудно будет проконтролировать денежные средства, идущие через такой механизм. Дескать, либо они просто осядут в банках для спекуляций, либо же предприниматели придумают какие-то проекты, чтобы получить эти средства, а потом окажется, что и проекты не те, и денег уже нет. Как все это проконтролировать?

— Вы знаете, меня очень забавляют наши либералы, находящиеся у власти, которые всех судят по себе. Если ты коррумпированный, если ты не можешь удержаться от воровства, почему ты думаешь, что все кругом такие же? Они всегда стремятся сесть на государственные институты власти, на госкорпорации, на министерства. И первое, что они делают, — убивают любое экономическое планирование, целеполагание и ответственность. Они полностью размыли систему государственной ответственности во власти. Если ты либерал настоящий, тогда иди в частный бизнес, занимайся им на свой страх и риск — у тебя есть сбережения, создай свою фирму и вырасти из нее успешную корпорацию. Нет же, надо войти в госструктуры, разваливать их и учить жизни всех остальных.

Грош цена этим заявлениям. Они основаны, во-первых, на непонимании закономерностей современного экономического развития, а во-вторых, на чувстве безответственности и безнаказанности при управлении колоссальными ресурсами, которые доверены государством. Это элементарный саботаж указаний президента, который требует от исполнительной власти мер по выполнению майского указа 2012 года о долгосрочной государственной экономической политике. Для чего надо повысить инвестиции минимум в полтора раза, вывести экономику на рост не менее 8 процентов в год. А других способов авансирования экономического подъема кроме целенаправленной кредитной эмиссии не существует.

Если бы наши горе-либералы и монетаристы управляли Германией после войны, она бы до сих пор лежала в руинах, они бы ждали, пока люди из 60 марок накопят 6 миллионов. Ясно, что этого бы никогда не произошло. Поэтому в Германии, Франции, Италии можно проводить целенаправленную денежно-кредитную политику, в Японии это просто норма управления деньгами в рамках частно-государственного партнерства при низких процентных ставках и эмиссии долгосрочных кредитных ресурсов. В Америке как-то справляются с денежной базой, которая увеличилась в четыре раза. А нам как папуасам ничего нельзя доверить, нам предлагают жить в экономике без кредита! Так мыслят наши либералы, точнее псевдолибералы, потому что они сами ничего не умеют делать.

— Но они ведь вспоминают все эти истории с неэффективным использованием госсредств в госпрограммах и госкорпорациях.

— Но это вопрос к ним, куда они дели эти деньги? Они 20 лет сидят во власти и 20 лет рассуждают о коррупции, о правовом государстве, предпринимательском климате. Власть была у них полностью в течение 20 лет, за исключением периода правительства Примакова, которое смогло вытащить экономику из тяжелейшего кризиса за 9 месяцев, добиться 9-процентного подъема промышленности и снижения инфляции, реализуя примерно тот комплекс мер, которые мы сегодня предлагаем применять.

Поэтому дело не в отсутствии механизмов и людей. Как защитить государство от воровства, знает любой банкир. Что такое управлять целевым использованием денег при организации кредита, знает любой служащий любого коммерческого банка. Нужно просто желание это делать и механизм ответственности. Украл — значит должен отвечать. В разных странах применяют разные механизмы ответственности. Например, манипуляции курсом рубля, которые на глазах у всей страны происходят: биржа в течение одного года стала крупнейшим центром генерирования прибыли в нашей экономической системе, доход там зашкаливает за 80 процентов годовых. Все биржевики и брокеры знают, что курс рубля манипулируется. Все знают, кто манипулирует. За эти вещи в США дали бы пожизненное и не одно, в Англии — штрафы в десятки миллиардов фунтов, в Китае — расстреляли бы. А у нас эти люди позволяют себе учить всех остальных жизни.

— Либералы и сами говорят о том, что нужны некие структурные реформы. То есть и так все построено по либеральным правилам, но им нужна еще большая либерализация? Не может ли получиться так, что вместо предлагаемой вами мобилизационной модели мы, наоборот, получим «перестройку-2» и новую волну либерализации?

— Я не люблю слова «мобилизационная модель», но также не люблю слово «либерализация». Так как под этим каждый подразумевает свое. Те, кто называет себя либералами, создали механизм чисто административного коррупционного управления экономикой, когда в каждом коммерческом банке сидит комиссар и в отсутствие четких нормативных документов принимает решение, какие пропустить операции, а какие не пропустить. В произвольном порядке принимаются решения, какие банки обанкротить, а кому дать кредит под полпроцента годовых, хотя это нигде не предусмотрено. То есть эти псевдолибералы устроили абсолютно субъективный режим управления экономикой — как хотят, так и управляют. Уже триллионы рублей из реального сектора уходят в спекулятивный, в отсутствие доступного кредита рушатся производственные корпорации, а какие-то банки получают десятки и сотни миллиардов рублей под полпроцента годовых. Это что, либеральное управление? Это субъективная вакханалия, хаос, в котором любители ловить рыбу в мутной воде хорошо себя чувствуют. Это абсурд, они не либералы.

То, что мы предлагаем... я бы не сказал, что это мобилизационная модель. Это модель, опирающаяся на понимание закономерностей современного экономического развития, механизмы жесткой ответственности за используемые ресурсы, контроль за целевым использованием кредитов. Механизм, сочетающий в себе стратегическое планирование и рыночную самоорганизацию. Частно-государственное партнерство, но не по принципу «свой- чужой», а по принципу — если готов работать на развитие экономики, получаешь кредитные ресурсы и стабильные макроэкономические условия.

«Россия — это 80 процентов экономического потенциала ЕАЭС, соответственно, состояние всего Евразийского союза критически зависит от состояния нашей экономики»

 

«МЫ БЫЛИ ОЧЕНЬ БЛИЗКИ К ТОМУ, ЧТОБЫ РУБЛЬ СТАЛ РЕЗЕРВНОЙ ВАЛЮТОЙ ЕАЭС»

— Как нынешний кризис российской экономики отражается на процессе евразийской интеграции?

— Россия — это 80 процентов экономического потенциала ЕАЭС, соответственно, состояние всего Евразийского союза критически зависит от состояния нашей экономики. Нужна стабилизация. Чрезмерная волатильность курса рубля, его неожиданное для партнеров обрушение нанесло огромный ущерб евразийской интеграции, в рубль теперь не верят, потребуется 10 - 15 лет для того, чтобы восстановить доверие к рублю. А мы были очень близки к тому, чтобы рубль стал резервной валютой Евразийского экономического союза. В Беларуси рубль уже используют как резервную валюту.

Может быть, если денежно-кредитная политика наших властей станет более эффективной и разумной, удастся убедить наших партнеров вернуться в рублевую систему расчетов раньше, через три-четыре года, но для этого нужна намного более квалифицированная работа, чем сейчас. Нужно приглашать в интеграционный процесс центробанки стран — они пока стояли немного в стороне, формировать общее финансово-денежное пространство и обеспечивать его защиту от попыток дестабилизации извне. Например, российский финансовый рынок сейчас на три четверти контролируется иностранными спекулянтами, доля нерезидентов колеблется от двух третей до 90 процентов в разных сегментах. До тех пор пока наш финансовый рынок так зависим от внешних угроз, трудно рассчитывать на стабильность. Это одна сторона. Вторая сторона — это общая стратегия развития. Когда мы формировали ЕАЭС, мы считали, что доля общего рынка в интеграционном эффекте составит одну треть, а две трети — это общая стратегия развития в рамках общего интеграционного пространства. Согласитесь, большая разница, создается ли это пространство для собственных конкурентоспособных товаров, или оно служит сбытовой площадкой для европейских, китайских и прочих импортных товаров. Поэтому общая стратегия развития дает две трети эффекта, который мы оцениваем на рубеже до 2030 года как плюс 6 процентов ВВП, а в абсолютном выражении около триллиона долларов.

— Каковы сейчас перспективы перехода на расчеты в национальных валютах? Эта идея уже не раз высказывалась руководством стран ЕАЭС, но что-то не реализована.

— Главная задача — это стабилизация курса рубля. Если курс будет неустойчивым, будет мало желающих торговать в рублях. Поэтому первое и последнее условие создания общего денежного рынка, где мы работали бы в национальных валютах, и рубль естественно в силу экономического потенциала России был бы резервной валютой, — это стабильность курса рубля.

— А как вы оцениваете экономическую ситуацию в Донбассе? Насколько вообще в этом регионе, в ЛНР и ДНР может функционировать экономика, существуя фактически в условиях боевых действий?

— Проблема не в том, что экономика там живет в условиях постоянных военных угроз. Ключевая проблема в том, что невозможно экономике нормально функционировать в условиях отсутствия системы государственного регулирования. Украинская система госрегулирования там не работает, а своя система так и не создана. В условиях, когда не работает нормально таможня, нет системной защиты прав собственности, нет институтов госрегулирования, возникает анархия. И мне кажется, была допущена большая ошибка вначале, когда формирование такой системы институтов было отложено до политического урегулирования конфликта. Как мы видим, украинские нацисты не собираются отходить от своих агрессивных планов, они хотят во что бы то ни стало подмять под себя этот регион, политическое решение все время откладывается, и экономика там уже два года функционирует без законов, без государственных институтов. Любой сложный вид деятельности в таких условиях невозможен.

Донбасс — это не только уголь. Уголь в таких условиях еще можно добывать. Донбасс — это в том числе развитое машиностроение, производство большого количества технически сложных товаров, товаров производственной кооперации. Чтобы их произвести, нужно импортировать комплектующие. Рынок Донбасса мал для поставок этих товаров, их нужно экспортировать вовне. Нужна таможня, таможенное оформление, сертификат происхождения товаров, техническое регулирование. Для этого должны работать указанные институты госрегулирования экономики. Промедление с созданием этих институтов стало причиной тяжелейшего кризиса на Донбассе, который всегда кормил себя сам, который давал Украине львиную долю экспорта и был главным локомотивом экономического роста и в царской России, и в СССР, и в некогда дружественной нам Украинской Республике. А сейчас живет на гуманитарную помощь. Потому что не созданы эти институты.

— Но как можно решить этот вопрос, если политического урегулирования действительно пока не предвидится?

— Никаких объективных трудностей для создания в ЛНР и ДНР по отдельности или вместе системы госрегулирования экономики нет. В Донбассе работают очень квалифицированные и грамотные люди. Этот регион дал нашей стране целую плеяду, сотни выдающихся государственных руководителей. Там никогда не было проблемы с руководящими кадрами, со специалистами, которые за несколько месяцев могли бы создать и свою таможню, и систему технического регулирования, и госбанк, и минфин, и налоговые службы. Что касается внешних условий, да, республики от них зависят. В том числе и от нас. К сожалению, это промежуточное положение между украинской юрисдикцией и независимостью создало вакуум неопределенности, и чем дольше он сохраняется, тем глубже проваливается и деградирует там экономика. Нужно как можно скорее ставить точку в этом вопросе. Либо это самостоятельная территория, где действует своя система институтов госрегулирования, либо это самоуправляемая территория в украинской юрисдикции, но имеющая абсолютно независимую от Киева политическую власть и силовые структуры по принципу широкой автономии.

«На Украине действует американская власть, и центром принятия решений является американское посольство и Вашингтон, как мы могли убедиться по недавнему визиту Байдена, который приехал как фюрер на подведомственную территорию»

 

«УКРАИНА — ЭТО НЕ ГОСУДАРСТВО, А ОККУПИРОВАННАЯ ТЕРРИТОРИЯ»

— А каковы перспективы у Украины, она так и будет жить на внешние кредиты, деньги МВФ? Ждать ли обвала украинской экономики в связи с ответными мерами России на вступление в силу экономической части ассоциации с ЕС?

— Давайте говорить откровенно. Украина сегодня — это не страна, это не государство, это оккупированная территория. Там даже Конституции нет. Она была отменена в прошлой редакции еще Януковичем, а новая так и не принята. На Украине действует американская власть, и центром принятия решений является американское посольство и Вашингтон, как мы могли убедиться по недавнему визиту Байдена, который приехал как фюрер на подведомственную территорию. Вся украинская власть формируется в кадровом отношении американцами — и министры, и списки политических партий, и политические лидеры, все согласовывается с американским послом и Госдепом. СБУ, по сути, является разновидностью гестапо.

Последний исторический пример жизни Украины под оккупацией — это немецко-фашистская оккупация. Там тоже в это время были бургомистры, было местное самоуправление, полиция, но это была оккупированная территория. Никто не рассматривал ее как самостоятельное государство, для третьего рейха она была сырьевой колонией. Для США Украина нужна как плацдарм для ослабления России, для агрессии против России. Американцы используют свою власть, чтобы превратить украинский народ в пушечное мясо против русских. И ненависть к России, русофобия, культивирование нацизма в самых крайних и архаичных проявлениях — это цели американской оккупационной администрации. Поэтому там нет ни легитимного президента, ни правительства, ни парламента. Это марионеточные псевдовластные структуры, которые проводят не ту политику, которая нужна украинскому народу, и совершенно не интересуются развитием Украины, а просто выполнят приказы из Вашингтона.

Если говорить юридически, после насильственного переворота и противоправного навязывания Украине ассоциации с ЕС страна потеряла суверенитет. Если мы говорим об экономике, Украина — это часть юрисдикции ЕС. В рамках соглашения об ассоциации она должна беспрекословно выполнять директивы ЕС в области торговой политики, таможенного и финансового регулирования. То есть фактически, не являясь полноправным членом ЕС, она стала колонией Брюсселя, которая не имеет возможности влиять на нормативные европейские документы, но должна их строго выполнять.

Поэтому нынешняя украинская власть не имеет ничего общего с национальными интересами Украины и ничего не может принести кроме катастрофы гуманитарной, экономической и, к сожалению, скорее всего, вскоре и техногенной. Последнее следует из того, как американская компания «Вестингауз» пытается использовать украинские АЭС для сбыта своего ядерного топлива с риском повторения Чернобыля теперь уже на Южной Украине, где уже десятки аварий произошли с американскими ТВЭЛ. Эта катастрофа, которая развивается на наших глазах, и она будет глубже и глубже, пока Украина остается оккупированной территорией.

— Можно ли считать, что экономические противоречия и проблемы приведут к падению нынешнего режима в Киеве?

— Вы знаете, нацистский режим достаточно устойчив к экономическими сложностям. Во-первых, он репрессивный. На Украине сегодня десятки тысяч репрессированных политзаключенных — люди, которые поднимают свой голос, пытаются хоть как то усомниться в легитимности киевских властей, тут же подвергаются репрессиям, заключению, пыткам, издевательствам и даже убийствам. Кругом орудуют террористические организации под видом нацбатальонов. На Украине нацистская власть сочетается с хаосом и террором. И те люди, которые творят этот хаос и террор, прекрасно себя чувствуют. Они грабят, отбирают имущество, присваивают себе активы. Полное беззаконие. И народ просто бежит с Украины. Единственная возможность сопротивления этому режиму для человека, который не готов рисковать своей жизнью, — уехать. Мы видим миллионы беженцев у нас, кое-кто едет в Европу. И рассчитывать, что этот фашистский режим рухнет сам собой при том, что США его поддерживают, я бы не стал. В Грузии когда-то был такой же оккупационный американский режим. Они кормили силовые структуры, а народ в нищете находился, без работы, но ничего не мог сделать.

— Но ведь в Грузии ситуация улучшилась?

Но ценой стала утрата территориальной целостности. Украина тоже утратила территориальную целостность. И процессы дезинтеграции будут только нарастать. Этот режим пытается удержать всю страну под жестким давлением, но чем оно сильнее, тем больше у людей желание отделиться от этого нацистского чудовища и американских оккупационных властей.

Поэтому у Украины есть два варианта будущего. Это федерализация или даже конфедерализация с отказом от вооруженных сил, с отказом от репрессивных органов по примеру Боснии и Герцеговины, но под внешним управлением, например, совместным России и ЕС, и ухода оттуда американских оккупационных властей. И после трибунала, суда над преступниками, уничтожившими десятки тысяч человек на Украине. После этого возможно оздоровление — конфедеративное государство с широкими полномочиями регионов без центральных репрессивных органов. Другой вариант — это распад.

Многое зависит от позиции ЕС. Американская оккупация держится на Украине во многом на международном признании законности происходящих там событий. И в этом признании ключевую роль играет Европа. Если она опомнится, если вспомнит, что всего лишь 70 лет назад мы вместе добивали фашистов, которые оккупировали всю Европу, и содрогнется от того ужаса, который происходит из-за реинкарнации фашизма на Украине, и вспомнит к тому же, какой исключительно большой была роль американского капитала в формировании военно-экономической машины Гитлера, тогда может наступить переосмысление событий на Украине со стороны европейского общественного мнения.

— Вы считаете, что европейцы могут преодолеть нынешние стереотипы в отношении России и Украины?

— Ситуация меняется, как вы видите, например, во Франции, в Англии. Ле Пен считают правой. В Англии, например, левые набирают вес, и в лейбористской партии произошел переворот. Сейчас важно в Европе не то, какая партия по названию сегодня меняет политический ландшафт. А то, что приходят честные люди, если ты правый, то правый, если левый, то левый. В Европе политики полностью потеряли лицо, что левые, что правые. И европейцы устали от бесконечной лжи, они хотят получить политиков, которые говорят то, что думают и делают, то что обещают.

«Турция — не независимая страна, это страна НАТО, стремящаяся в ЕС. Она очень сильно зависит от Вашингтона»

 

«ТУРЕЦКИЕ ВОЕННЫЕ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ ДЛЯ ПРОВОЦИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА РОССИИ С НАТО»

— Мы сейчас официально воюющая страна. И не факт, что Сирия — это наш последний фронт. Ситуация с Турцией показывает, как все нестабильно и непредсказуемо. Играют ли эти обстоятельства какую-то роль в выборе экономической модели? Усиливают ли выбор в пользу национально-ориентированных стратегий, или наоборот, как некоторые считают, «война все спишет», когда страна воюет, уже не до проблем в экономике?

— Невозможно проводить суверенную внешнюю политику, не обладая экономическим суверенитетом. Наша суверенная внешняя политика имеет сегодня очень слабое экономическое основание, поскольку финансовая система целиком зависит от влияния извне. Имея полностью открытую валютно-финансовую систему, где на финансовом рынке правят бал нерезиденты, мы оказываемся чрезвычайно уязвимы для американских санкций, хотя мы страна донор, мы отдаем внешнему миру по 100 миллиардов долларов в год. Мы не должны были пострадать от внешних санкций вообще при сбалансированной валютно-финансовой политике. У нас хватает источников дохода для самостоятельного развития. Но в силу этой колониальной зависимости от американоцентричной финансовой системы, на периферии которой мы оказались, наш финансовый рынок целиком зависит от настроений зарубежных спекулянтов. Они, в свою очередь, манипулируются из Вашингтона вполне понятными политическими структурами. Поэтому, сохраняя такую уязвимость в валютно-финансовой области, проводить суверенную внешнюю политику очень опасно, может просто не хватить ресурсов.

Если мы хотим проводить такую политику и отстаивать в мире свои интересы, мы должны обеспечить экономический суверенитет, обеспечить независимость нашей валютно-финансовой системы от спекулятивных атак и попыток ее разрушать извне. И разрушение на наших глазах происходит — нигде в мире национальная валюта не скачет таким образом, как рубль, хотя рубль — самая обеспеченная в мире валюта, нигде не чувствуют себя так вольготно спекулянты, нигде не проводится таких манипуляций собственной валютой, как у нас. И при таком хаосе в этой сфере вести внешнеполитический курс на независимость и отстаивание национальных интересов крайне трудно. Необходимо подкрепить курс президента суверенизацией валютно-финансовой системы.

— Татарстан и Турция имеют серьезные взаимные экономические связи — это и инвестиции, и совместные предприятия. Что делать бизнесу? Экономические отношения с Турцией будут совсем разрушены или все-таки восстановятся?

— Надо смотреть в корень. Турция — не независимая страна, это страна НАТО, стремящаяся в ЕС. Она очень сильно зависит от Вашингтона. И то, что творят турецкие вооруженные силы, — это манипуляции со стороны США. И как бы Эрдоган не изображал самостоятельного президента, Турцию используют в антироссийской кампании. Мы должны из этого исходить. До тех пор, пока мы будем позволять американцам вести гибридную войну с нами и ставить мир перед угрозой мировой войны, все их сателлиты будут действовать по их указаниям. Иллюзий здесь быть не может. Мы, к сожалению, имели иллюзии такие же по поводу Украины, которая сегодня оккупирована американцами. И действия турецких военных показывают, что они действуют не в интересах Турции и тем более не в интересах турецкого бизнеса. То есть Турция сегодня теряет очень многое из-за этой провокации чудовищной, но турецкие военные сегодня используются для провоцирования конфликта России с НАТО. Нужно поэтому подходить к работе с Турцией осторожно и понимать этот расклад сил.

— Как вы относитесь к прогнозам о выходе из кризиса к 2019 году для России, которая потянет за собой и весь ЕАЭС?

— Все зависит от нашей макроэкономической политики. Пока по политике нашего Центробанка мы не видим никаких надежд, они нас тянут, наоборот, назад, в 90-е годы.

— Чего ждать предпринимателям в следующем году? Может ли с экономикой произойти что-то катастрофическое?

— Ждать катастрофы не нужно, нужно работать. Но полагаться придется в основном на свои силы.

Маринэ Васканян

Фото: fedpress.ru, rus.azattyk.org, voachinese.com, real-info.info

 

http://www.business-gazeta.ru/article/148437/

 


 30.11.2015 Система денежного обращения на грани  

 

  

 


28.11.2015 Выступление на Конгрессе ПНО- 2 

 

 

 

Второй международный Конгресс «Производство, наука и образование России: преодолеть стагнацию» (ПНО-II)

 


 25.10.2015 Дискуссионный клуб «Тренд» 

 

Ч1

 

 

Ч2

 

 

Ч3

 

 


13.10.2015  «Модернизация промышленности: Приоритеты развития»

Выступление на национальном конгрессе 

 

 

 


27.09.2015 Российская экономика в условиях нарастания санкций.

 

«Россия сегодня». Участники: — экономист Михаил ХАЗИН; директор Института ЕврАзЭС Владимир ЛЕПЕХИН; экономический эксперт Владимир ЛЕВЧЕНКО. советник президента Российской Федерации Сергей Глазьев. 

 


15.09.2015 Текст доклада для комиссии Совбеза РФ

 

«БИЗНЕС Online» первым из российских СМИ опубликовал текст доклада. Для удобства прочтения он был разделён на главы.

«США ПЫТАЮТСЯ УДЕРЖАТЬ ЛИДЕРСТВО ЗА СЧЕТ РАЗВЕРТЫВАНИЯ МИРОВОЙ ВОЙНЫ»

Агрессия США против России и захват ими контроля над Украиной является составной частью мировой гибридной (хаотической) войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержания мирового лидерства в нарастающей конкуренции с Китаем. Россия избрана в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных обстоятельств.

Объективно эскалация международной военно-политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и новых механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает пятисотлетний опыт развития капитализма, происходит резкая дестабилизация системы международных отношений, разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на мировом рынке.

thumb

Агрессия США против России и захват ими контроля над Украиной является составной частью мировой гибридной войны

Примерами подобных периодов в прошлом могут служить: война Нидерландов за независимость от Испании, в результате которой центр развития капитализма переместился из Италии (Генуи) в Голландию; Наполеоновские войны, в результате которых доминирование перешло к Великобритании; Первая и Вторая мировые войны, в результате которых доминирование в капиталистическом мире перешло к США и Холодная война между США и СССР, в результате которой США захватили глобальное лидерство за счет превосходства в развитии нового, основанного на микроэлектронике информационно-коммуникационного технологического уклада и установления монополии на эмиссию мировых денег.

В настоящий период на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра мирового воспроизводства капитала в Юго-Восточную Азию. Сталкиваясь с перенакоплением капитала в финансовых пирамидах и устаревших производствах, а также с утратой рынков сбыта своей продукции и падением доли доллара в международных транзакциях, США пытаются удержать лидерство за счет развертывания мировой войны с целью ослабления, как конкурентов, так и партнеров. Пытаясь установить контроль над Россией, Средней Азией и Ближним Востоком, США добиваются стратегического преимущества в управлении поставками углеводородов и других критически значимых природных ресурсов. Контроль США над Европой, Японией и Кореей обеспечивает им доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий.

Субъективно антироссийская агрессия объясняется раздражением американских геополитиков самостоятельным внешнеполитическим курсом Президента России на широкую евразийскую интеграцию — от создания ЕАЭС и ШОС до инициатив по формированию единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. США опасаются формирования независимых от них глобальных контуров расширенного воспроизводства, прежде всего, — странами БРИКС. Историческая роль России в организации глобальных интеграционных проектов предопределяет всплеск американской русофобии. При этом происходит демонизация Президента России, которого Вашингтон считает главным виновником в утрате контроля над Россией и Средней Азией, а проводимую им самостоятельную внешнюю политику рассматривает в качестве ключевой угрозы своему глобальному доминированию.

Развязываемая Вашингтоном мировая война отличается от предыдущей отсутствием фронтовых столкновений враждующих армий. Она ведется на основе использования современных информационно-когнитивных технологий с опорой на «мягкую силу» и ограниченное применение военной силы в формате карательных операций по наказанию лишенного возможности к сопротивлению противника. Расчет делается на дестабилизацию внутреннего состояния страны-жертвы посредством поражения ее общественного сознания подрывными идеями, ухудшения социально-экономического положения, выращивания разнообразных оппозиционных сил, подкупа продуктивной элиты с целью ослабления институтов государственной власти и свержения легитимного руководства с последующей передачей власти марионеточному правительству.

Такие войны называют гибридными: руководство страны-жертвы до последнего момента не чувствует угрозы со стороны противника, ее политическая воля сковывается бесконечными переговорами и консультациями, иммунитет подавляется демагогической пропагандой, в то время как противник ведет активную работу по разрушению структур ее внутренней и внешней безопасности. В решающий момент происходит их подрыв с военным подавлением возникающих очагов сопротивления. Именно таким образом США добились успеха в холодной войне против СССР, а в настоящее время создают воронки расширяющегося хаоса в стратегически важных регионах Ближнего и Среднего Востока и пытаются восстановить контроль над постсоветским пространством.

bf5d05881bda7730894d96c5af8

Помощник госсекретаря США Виктория Нуланд раздает пряники на киевском майдане

«ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОГО КОНФЛИКТА МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЕВРОПОЙ ДЛЯ США НАИБОЛЕЕ ЖЕЛАТЕЛЬНА»

Организовав государственный переворот и установив полный контроль над структурами украинской государственной власти, Вашингтон делает ставку на превращение этой части Русского мира в плацдарм для военной, информационной, гуманитарной и политической интервенции в Россию с целью переноса хаотической войны на ее территорию, организации революции и последующего расчленения. Расчет делается на то, что у российского общественного сознания отсутствует иммунитет на проникновение агентов влияния с Украины, которая составляет неотъемлемую часть русской духовно-культурной корневой системы. А также на то, что российские вооруженные силы не посмеют применить оружие массового поражения против братского народа.

Развязывая украинско-российскую войну, США втягивают в нее против России страны НАТО, добиваясь одновременно антироссийскими экономическими санкциями ослабления ЕС и закрепляя свой контроль над Брюсселем. Организация военного конфликта между Россией и европейскими странами НАТО на территории Украины является наиболее желательным для США сценарием, для которых войны в Европе всегда были «хорошими». Развязывание такой войны под лозунгами защиты от «российской агрессии» является главной целью установленного американцами в Киеве русофобского режима. Пока он существует, провоцирование войны против России будет продолжаться, в том числе путем террора против русского населения Юго-Востока Украины.

Даже если удастся остановить американскую агрессию на Украине и купировать украинский кризис, не вызывает сомнений неизбежность длительного и существенного ухудшения торгово-экономических отношений между Россией и государствами-членами НАТО, а также другими зависимыми от США странами (Япония, Южная Корея, Канада, Австралия). С учетом высокой внешней зависимости российской экономики, это создает серьезные угрозы национальной безопасности. Наиболее острые из них касаются рисков замораживания валютных активов, отключения российских банков от международных платежных и информационных систем, запретов на поставки высокотехнологической продукции, ухудшения условий российского экспорта.

В настоящее время объем валютных активов Российской Федерации, размещенных в юрисдикции стран НАТО, составляет более 1,2 трлн. долл., в том числе краткосрочных — около 0,8 трлн. долл. Их замораживание может быть частично компенсировано ответными мерами в отношении активов стран НАТО в России, объем которых составляет 1,1 трлн. долл., в том числе долгосрочных — более 0,4 трлн. долл. Эта угроза была бы нейтрализована, если бы денежные власти своевременно организовали вывод российских краткосрочных активов из США и ЕС, что изменило бы сальдо в их сторону. Однако, несмотря на угрозы санкций, продолжается размещение в американских и европейских ценных бумагах российских активов.

Пока не поздно, необходимо срочно распродать валютные активы, размещенные в обязательствах США, Великобритании, Франции, Германии и других стран, участвующих в санкциях против России. Их следует заместить инвестициями в золото и другие драгоценные металлы, в создание запасов высоколиквидных товарных ценностей, в том числе критического импорта, в ценные бумаги стран-членов ЕАЭС, ШОС, БРИКС, а также в капитал международных организаций с российским участием (включая Евразийский банк развития, Межгосбанк СНГ, МИБ, Банк развития БРИКС и др.), расширение инфраструктуры поддержки российского экспорта. В числе элементов последней большое значение имеет создание международных биржевых площадок торговли российскими сырьевыми товарами в российской юрисдикции и за рубли, а также создание международных сетей сбыта и обслуживания российских товаров с высокой добавленной стоимостью.

В отношении наметившейся тенденции примораживания частных активов российских юридических и физических лиц, которым денежные власти западных стран начинают чинить препятствия в возврате денег в Россию, следует продумать меры по введению полного или частичного моратория на обслуживание кредитов и инвестиций из этих стран.

333

Центральный банк затянул создание национальной платежной системы обслуживания банковских карточек

Центральный банк затянул создание национальной платежной системы обслуживания банковских карточек, а также международной системы обмена межбанковской информацией, которые могли бы обезопасить российскую финансовую систему от санкций со стороны находящихся в западной юрисдикции систем расчетно-платежных систем VISA, Mastercard, SWIFT, о чем говорилось уже три года назад. Сейчас создание таких систем международного уровня необходимо поставить в повестку дня очередной встречи стран БРИКС в Уфе с целью обеспечения работы российских платежных инструментов не только внутри страны, но и за рубежом (Приложение 1).

Необходимо выполнить уже неоднократно дававшиеся Президентом России указания о деофшоризации российской экономики, создающей закритическую зависимость ее воспроизводственных контуров от англосаксонских правовых и финансовых институтов и влекущей систематические потери российской финансовой системы до 60 млрд. долл. в год только на разнице в доходности занимаемого и размещаемого капитала. Соответствующие предложения неоднократно направлялись в Министерство финансов и Банк России (Приложение 2). Принятые недавно законодательные инициативы в этом направлении ограничены вопросами налогообложения перемещаемых за рубеж доходов, что не только не устраняет важнейшие мотивы вывоза капитала, но и стимулирует переход налогоплательщиков в иностранную юрисдикцию.

Важно добиться выполнения многократных указаний Президента России о создании национальной инфраструктуры финансового рынка, включая переход к использованию отечественных рейтинговых агентств, аудиторских, юридических и консалтинговых кампаний. Заминка с их исполнением влечет значительные потери национальной финансовой системы вследствие систематического занижения кредитных рейтингов российских заемщиков и недобросовестного поведения западных партнеров.

222

Банк России продолжает политику полной открытости российского финансового рынка

«БАНК РОССИИ ПРОДОЛЖАЕТ ОБСЛУЖИВАТЬ ИНТЕРЕСЫ ИНОСТРАННОГО КАПИТАЛА»

Чтобы проводить самостоятельную политику, необходимо управлять своим экономическим развитием. Контролируя воспроизводство национальной экономики, противник может манипулировать поведением делового сообщества, критически воздействуя на условия жизнедеятельности общества. Война с ним при таких обстоятельствах не может быть выиграна, что делает невозможным проведение самостоятельной внешней политики. Из этого следует, что самостоятельный внешнеполитический курс руководства России должен быть подкреплен восстановлением национального суверенитета и контроля над воспроизводством и развитием собственной экономики.

Самым же важным условием нейтрализации западных санкций является переход с внешних на внутренние источники кредита. Многократно высказывавшиеся российскими учеными и специалистами предложения по решению этой задачи, безапелляционно отвергаются руководством Банка России, которое продолжает в своей политике ориентироваться на обслуживание интересов иностранного капитала.

До сих пор, несмотря на печальный опыт оттока иностранного спекулятивного капитала в 1998, 2008 и 2014 годах, Банк России продолжает политику полной открытости российского финансового рынка, не предпринимая должных мер, как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита. Вследствие этой политики денежная масса в российской экономике формируется, в основном, под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства основного капитала. Ее результатом стала глубокая внешняя зависимость российской экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансфер в размере 120-150 млрд. долл. (Приложение 3). Политика Банка России по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания внешних источников кредита влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными последствиями.

111

Приложение №3

Подъем экономики, который по объективному состоянию факторов производства в прошлом году должен был составить 3-5% прироста ВВП, был остановлен последовательным повышением ключевой ставки ЦБ сверх уровня средней рентабельности реального сектора экономики. Это повышение было сделано исходя из стандартной рекомендации МВФ снижать инфляцию путем повышения ставки процента.

На практике такая политика приводит к попаданию экономики в стагфляционную ловушку. За последние два десятилетия проведены многочисленные исследования, свидетельствующие о том, что повышение процентной ставки и сжатие денежной массы, как правило, не приводят к снижению инфляции, но всегда и везде влекут падение производства и инвестиций, а также банковский кризис и лавину банкротств. Кроме того, в наших условиях демонетизации и монополизации экономики они сопровождаются не снижением, а повышением инфляции.

Второй грубой ошибкой ЦБ стал переход к свободному плаванию курса рубля. Не существует научного доказательства его необходимости при таргетировании инфляции. Наоборот, в условиях чрезмерной открытости российской экономики, зависимости ее экспорта от нефтяных цен и высокой доли импорта на потребительском рынке свободное курсообразование несовместимо с обеспечением макроэкономической стабильности. Колебание цен на мировом рынке, атака финансовых спекулянтов или любое другое изменение внешнеэкономических условий может опрокинуть планы по достижению целевого уровня инфляции.

444

Грубой ошибкой ЦБ стал переход к свободному плаванию курса рубля

Сочетание этих двух ошибок привело к тому, что, объявив о переходе к таргетированию инфляции, ЦБ достиг прямо противоположных результатов — инфляция подскочила вдвое, надолго подорвано доверие к национальной валюте и самому регулятору. Имея 6-8%-й потенциал ежегодного прироста ВВП и инвестиций, экономика России искусственно загнана в стагфляционную ловушку. Денежные власти ориентируют ее на 5%-е падение при 15%-й инфляции. При этом не исключается еще худший сценарий, чреватый дефолтом крупных российских заемщиков в случае продолжения оттока капитала и падения нефтяных цен. По итогам I квартала 2015 г. можно констатировать резкое ухудшение условий воспроизводства реального сектора российской экономики. Объем выданных ему кредитов сократился почти на полтриллиона рублей, на 60% выросла доля просроченной задолженности. С января с.г. она стала, в целом, убыточной. Суммарная прибыль предприятий сократилась вдвое по сравнению с докризисным 2007-м годом.

Продолжающаяся на этом фоне политика Банка России по дальнейшему сжатию денежной массы усугубляет эти процессы и влечет расстройство всей системы воспроизводства и денежного обращения. Снижение уровня монетизации в прошлом году на 10%, в этом году — на 15-20% неизбежно повлечет соответствующее падение инвестиций и производства, дальнейшее ухудшение финансового положения и массовые банкротства предприятий реального сектора.

Ухудшение условий воспроизводства реального сектора сопровождается поддержанием искусственной сверхприбыльности валютных спекуляций. Если в прошлом году валютные спекуляции на падении рубля давали 30-50% годовых, втягивания ¾ выделяемых Банком России кредитов на рефинансирование банковской системы, то сейчас они дают 40% на повышении курса рубля. Совершая операции валютного РЕПО, Банк России фактически субсидирует валютных спекулянтов, которые конвертируют получаемые под 2% валютные кредиты, приобретают ОФЗ с доходностью 10%, а затем вновь покупают валюту по снизившемуся курсу. Своей политикой Банк России стимулирует валютные спекуляции в ущерб реальному сектору. После повышения курса рубля на 1/3 он почти полностью утратил прирост ценовой конкурентоспособности, полученный в результате прошлогодней девальвации, что создает условия для новой девальвационной волны.

555

Деофшоризация экономики могла бы обеспечить прекращение систематического оттока капитала

«ДОЛГ РОССИЙСКИХ ЗАЕМЩИКОВ ПЕРЕД ЗАПАДНЫМИ КРЕДИТОРАМИ — 560 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ»

Как показывает этот пример, контуры внешнего управления экономической и социальной жизнью, будучи не осознанными, а значитне воспринятыми и не демонтированными, являются не менее опасными, чем прочие виды «сдерживания» России. В неосознанности и постепенности (обыденности) проявляются особенности когнитивного оружия, посредством которого Россию загоняют в навязанную извне колею, институциональные и финансовые ловушки, создают запредельные угрозы национальной безопасности, риск поражения в идущей полным ходом гибридной (экономической, информационной и иной, вплоть до горячей) войны. Внедрение в сознание руководителей и методики работы регуляторов ложных целей и негодных методов позволяет легко ими манипулировать, используя для саморазрушения собственной экономики и подчинения проводимой политики внешним интересам.

Указанные ошибки (на самом деле — контуры внешнего управления) дополняет еще одна догма МВФ о недопустимости валютных ограничений, следование которой оборачивается гигантской утечкой капитала, поощряет коррупцию, влечет офшоризацию экономики и ее чрезвычайную уязвимость от внешних угроз. Несостоятельность этой догмы, ориентированной на обеспечение интересов иностранного спекулятивного и оффшорного капитала, коррупционеров и организованной преступности, доказана как научными исследованиями, так и практическим опытом. Избирательное валютное регулирование и ограничения на трансграничное движение капитала практикуется подавляющим большинством стран, включая США. На системном уровне оно ведется нашими партнерами по БРИКС, весьма преуспевшими в привлечении прямых иностранных инвестиций. Доказана необходимость валютного контроля для отражения спекулятивных атак и обеспечения макроэкономической стабильности.

Если не предпринять срочных мер по кардинальному изменению денежно-кредитной политики в направлении создания внутренних источников долгосрочного кредита и обеспечения устойчивости российской валютно-финансовой системы (Приложение 4), то западные санкции могут остановить воспроизводство экспортно-ориентированных секторов российской экономики, а также парализовать деятельность ряда системообразующих банков и корпораций. В частности, необходимы незамедлительные меры по замещению внешних займов государственных корпораций и банков целевыми кредитами, предоставляемыми Банком России на аналогичных условиях через один из институтов развития или непосредственно под обязательства заемщиков. Однако, как и в прошлом году, Банк России игнорирует негативный эффект западных санкций, усиливая их действие своей жесткой денежной политикой. Тем временем, продолжая политику кредитной экспансии, денежные власти США и ЕС легко манипулируют российским фондовым рынком, критическим образом влияя на воспроизводство российской экономики и создавая конкурентные преимущества своим корпорациям, в том числе для поглощения наиболее ценных активов. Устойчивое развитие российской экономики, ее ремонетизация и модернизация, организация доступного для реального сектора долгосрочного кредита не могут быть обеспечены без исправления этой ошибки.

Общий долг российских заемщиков перед западными кредиторами составляет 560 млрд. долл. при величине валютных резервов 360 млрд.долл. Это создает риск дефолта российской финансовой системы и банкротства многих заемщиков в случае одномоментного затребования кредитов. Его можно устранить путем быстрой деофшоризации экономики, которая могла бы обеспечить прекращение систематического оттока капитала и возврат активов на полтриллиона долларов под российскую юрисдикцию. Важным стимулом к деофшоризации могла бы стать угроза национализации системообразующих корпораций в случае отказа их владельцев от возвращения активов в юрисдикцию России. В качестве премии за возвращение можно использовать замещение внешних кредитов внутренними, предоставляемыми на тех же условиях на принципах проектного финансирования.

«СОХРАНЕНИЕ ЗАВИСИМОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЭКОНОМИКИ ВЛЕЧЕТ ПОРАЖЕНИЕ В ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ»

Перечисленными выше мерами далеко не исчерпываются требования по обеспечению экономической безопасности, состояние которой является неудовлетворительным (Приложение 5). Из наиболее острых вопросов, требующих немедленных решений, следует выделить: удручающее состояние инвестиционного сектора, прежде всего — станкостроения, приборостроения, электронной промышленности; деградацию научно-технического потенциала вследствие многократного недофинансирования НИОКР и фактической ликвидации отраслевой науки и проектных институтов в ходе приватизационной кампании; дезорганизацию фундаментальной науки вследствие ее административного зажима в результате реформы РАН; нарастающее технологическое отставание в ключевых направлениях роста нового технологического уклада (нано-, биоинженерные и информационные технологии); чрезмерная зависимость от иностранной техники в критически значимых отраслях (авиационный транспорт, лекарства, информационно-коммуникационное оборудование).

Для преодоления закритической внешней зависимости от импорта иностранной техники необходимы крупномасштабные программы импортозамещения, сбалансированные по материальным, финансовым и трудовым ресурсам. Это невозможно сделать в рамках существующей системы регулирования экономики, в которой утрачены методы планирования, включая составление балансов, целевого программирования, научно-технического прогнозирования, системного проектирования. Необходимо развертывание системы стратегического планирования с централизацией ключевых функций на уровне Президента России (Приложение 6).

c7b4b222

Главной угрозой экономических санкций является изоляция России от доступа к новым технологиям

Главной угрозой экономических санкций является изоляция России от доступа к новым технологиям. Если ее не нейтрализовать, через несколько лет наша экономика окажется в состоянии необратимого отставания в освоении производств нового технологического уклада, выход которого на длинную волну роста обеспечит перевооружение как промышленности, так и армии на качественно новом уровне эффективности. Чтобы не допустить этого отставания необходимо, с одной стороны, многократно увеличить ассигнования на НИОКР в ключевых направлениях роста нового технологического уклада. А, с другой стороны, обеспечить кардинальное повышение ответственности руководителей институтов развития за эффективное использование выделяемых средств. Для этого необходимо создание современной системы управления научно-техническим развитием страны, охватывающей все стадии научных исследований и научно-производственного цикла и ориентированной на модернизацию экономики на основе нового технологического уклада (Приложение 7).

Охарактеризованные выше предложения по укреплению экономической безопасности страны в условиях разворачиваемой против России мировой гибридной войны ориентированы, в основном, на повышение эффективности работы государственных институтов. Наряду с этим должны поддерживаться благоприятные условия для предпринимательской инициативы и роста частной деловой активности. Кроме предложенных мер по формированию внутренних источников дешевого долгосрочного кредита, они должны включать проведение налогового маневра в целях переноса налоговой нагрузки со сферы производства на сферу потребления (Приложение 8), а также меры по снижению издержек на услуги инфраструктурных отраслей, прежде всего электроэнергетики, непродуманное реформирование которой повлекло многократный рост тарифа в интересах монопольных посредников (Приложение 9).

Реализация перечисленных мер, и, прежде всего, устранение причин стагфляции и создание необходимых условий для экономического роста (Приложение 10) должна быть проведена в течение ближайшего года. В противном случае эскалация экономических санкций против России повлечет разрушение замыкающихся на внешний рынок воспроизводственных контуров и резкое падение уровня доходов субъектов экономической деятельности, остановку многих импортозависимых производств, а также банкротство многих зависимых от внешних источников кредита предприятий. Это повлечет ощутимое падение уровня жизни населения (к концу 2015 г. — до уровня 2003 г., нивелировав позитивный эффект роста доходов в течение 10 лет), что даст возможность нашим противникам перейти к следующей фазе хаотической войны против России.

Без долгосрочного целеполагания, без общей системной работы государства, предприятий и граждан по реализации курса на суверенное развитие в современном социально и технологически передовом понимании — роль России в мире, устойчивость внутреннего социального и экономического порядка не могут быть гарантированы.

Следует дать ясные ориентиры всем социальным группам и общественному мнению по объективному международному и внутреннему положению страны. Без мероприятий информационного и кадрового характера меры по противодействию экономическим угрозам будут недостаточно эффективны.

Россия поставлена в условия борьбы за само свое независимое существование, когда сохранение зависимого положения экономики от западного ядра мировой финансово-экономической системы влечет поражение в развязанной США гибридной войне и угрозу утраты национального суверенитета. Нейтрализация этой угрозы невозможна без смены модели «встраивания» страны в мировую экономику, формирования суверенных источников и механизмов развития, без выстраивания широкой антивоенной коалиции стран на основе механизма равноправного партнерства, взаимной выгоды и уважения национального суверенитета.

В любом случае, требуется дать системный долгосрочный ответ на введенное надолго кредитное и технологическое эмбарго, так как отсутствие ответа провоцирует Запад на введение следующих пакетов эмбарго — торгового и платежного, включая замораживание валютных активов, отключение российских банков от международных платежных и информационных систем, ухудшение условий российского экспорта.

Речь идет о неотложных и системных (взаимообусловленных) мерах по мобилизации государства и общества к отражению угроз самому существованию России как суверенного государства. При этом такие меры объективно должны носить комплексный характер: не только оборона и дипломатия (что относится к области геополитики), но и восстановление контроля над внутренними рынками, в том числе, валютного контроля, а также интеграция с партнерами, формирование эшелонированной системы защиты экономических интересов РФ, мониторинга и опережающего реагирования на растущие угрозы национальной безопасности в области экономики.

Совет Безопасности должен выполнять роль «гражданского Генштаба», формируя адекватный стратегический план противодействия угрозам, в реализации которого участвуют все органы управления экономикой страны.

154

Неудовлетворенность сложившейся глобальной системой с безраздельным доминированием в ней США характерна для всех стран БРИКС

Приложение 1

КАК СТРАНАМ БРИКС ОБЗАВЕСТИСЬ СОБСТВЕННОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПЛАТЕЖНОЙ СИСТЕМОЙ
(эта часть документа составлена накануне саммита БРИКС в Уфе — прим. ред.)

Неудовлетворенность сложившейся глобальной системой с безраздельным доминированием в ней США характерна для всех стран БРИКС и может служить цементирующей основой для формирования их валютно-финансового союза на основе поэтапного ослабления зависимости от долларо-центричной системы.

1. Формирование совместной международной платежной системы стран БРИКС с учетом планов по созданию российской национальной платежной системы.

В настоящее время национальные платежные системы существуют во всех странах БРИКС, причем китайская национальная платежная система China UnionPay уже стала международной.

Справочно:

China UnionPay (далее — СUP) как национальная платежная система Китая учреждена в 2002 г. Ее акционерами являются более 200 китайских финансовых учреждений, крупнейшему из которых принадлежит порядка 6% акций. Платежные карты UnionPay (UP) сейчас принимаются почти в 150 и выпускаются более чем в 30 странах. Число принимающих их банкоматов превысило 1 млн., а по количеству выпущенных карт (почти 3,5 млрд. штук или 34% всего мирового выпуска) СUP — глобальный лидер (на Visa приходится около 25% глобального выпуска платежных карт, на Master Card — 19%) В Россию CUP пришла в 2008 г. после подписания соглашения с российским Еврофинанс Моснарбанк о совместном выпуске карты для российских пользователей.

Решаемая в настоящее время в России задача формирования собственной национальной платежной системы должна состыковываться с устоявшимися международными платежными системами. Это можно сделать в сотрудничестве с Китайской стороной, что потребует заключения соответствующего рамочного соглашения. При соответствующих шагах других стран БРИКС возможно успешное продвижение на глобальном рынке (странами с общим населением более 3 миллиардов человек) новой международной платежной системы с карточкой, совместимой со всеми национальными платежными системами стран БРИКС. Россия же может стать пионером выпуска такой карточки в ходе формирования национальной платежной системы.

В случае включения темы выпуска общей платежной карточки БРИКС в повестку дня Саммита в Уфе, в итоговом документе может быть дано поручение центральным банкам и министерствам финансов проработать данный вопрос совместно с Деловым советом БРИКС и представить согласованные практические предложения к очередному Саммиту БРИКС.

2. Учреждение совместного многостороннего агентства по гарантированию инвестиций (типа MIGA в группе Всемирного банка), которое при определении размеров страховой премии будет ориентироваться на оценки рисков рейтинговых агентств стран БРИКС.

3. Разработка международных стандартов определения рейтингов и деятельности рейтинговых агентств в целях снижения системного искажения оценки рискованности котирующихся на рынке активов в пользу той или иной страны, а также обеспечение унифицированного международного регулирования рейтинговых агентств. На уровне стран БРИКС определить соответствующие процедуры сертификации и лицензирования рейтинговых агентств, оценки которых должны иметь международное признание. Можно использовать в этих целях формируемый Банк развития БРИКС. Аналогичный подход следует применить и к деятельности аудиторских компаний и юридических консультантов.

4. Создание собственной глобальной системы международных расчетов, альтернативной ныне доминирующей в межбанковских расчетах системе SWIFT, что даст импульс расширению использования ГЛОНАСС, а также развитию оптоволоконных коммуникаций.

5. Согласование правил действия национальных денежных властей при необходимости защиты своих валютно-финансовых систем от спекулятивных атак и подавления связанной с ними турбулентности. Вопреки позиции США и МВФ, целесообразно договориться о признании необходимости создания национальных систем защиты от глобальных рисков финансовой дестабилизации, включающих: а) институт резервирования по валютным операциям движения капитала; б) налог на доходы от продажи активов нерезидентами, ставка, которого зависит от срока владения активом; в) налог Тобина (в том числе, на операции с иностранными валютами — налог на вывоз капитала); г) предоставление странам возможности введения ограничений на трансграничное перемещение капитала по операциям, представляющим угрозу национальной безопасности.

6. Обсуждение совместной инициативы по формированию системы международного регулирования глобальной информационной инфраструктуры.

С учетом глобального значения Интернета, платежных систем, систем межбанковских расчетов, операционных компьютерных систем и иных коммуникативных средств обеспечения миропорядка следует вывести вопросы их администрирования из национального ведения на глобальный уровень и принять (так, как это обстоит в других важных глобальных вопросах — климата, мореплавания и др.) международные соглашения и правила, исключающие дискриминационный доступ к этим мировым инфраструктурам.

7. Создание интеллектуально-прогностической сети научных институтов стран БРИКС с целью разработки новой архитектуры глобальной валютно-финансовой системы, выработки совместных планов развития, определения общих интересов и мер их реализации, а также рекомендаций в области интеграционной политики (в противовес Вашингтонскому консенсусу, новую парадигму экономической политики можно было бы назвать консенсусом БРИКС).

Приложение 2

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПОТЕРИ 60 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ В ГОД: МЕРЫ ПРОТИВ ОФШОРОВ И ОТТОКА КАПИТАЛА

Опыт кризиса 2008 года выявил высокую уязвимость российской экономики от мирового финансового рынка, регулирование которого осуществляется дискриминационными для России способами, включая занижение кредитных рейтингов, предъявление неравномерных требований по открытости внутреннего рынка и соблюдению финансовых ограничений, навязывание механизмов неэквивалентного внешнеэкономического обмена, в которых Россия ежегодно теряет около 100 млрд. долл. В том числе, около 60 млрд. долл. уходит из страны в форме сальдо по доходам от иностранных кредитов и инвестиций и около 50 млрд. долл. составляет нелегальная утечка капитала. Накопленный объем последней достиг 0,5 трлн. долл., что в сумме с прямыми иностранными инвестициями российских резидентов составляет около 1 трлн. долл. вывезенного капитала. Потери доходов бюджетной системы вследствие утечки капитала составили в 2012 г. 839 млрд. руб. (1,3% ВВП). Общий объем потерь бюджетной системы вследствие офшоризации экономики, утечки капитала и других операций по уклонению от налогов оценивается в 2012 г. в 5 трлн. руб.

Особую угрозу национальной безопасности в условиях нарастающей глобальной нестабильности создает сложившаяся ситуация с регистрацией прав собственности на большую часть крупных российских негосударственных корпораций и их активов (до 80%) в офшорных зонах, где осуществляется основная часть операций с их оборотом. На них же приходится около 85% накопленных ПИИ, как в Россию, так и из России. Нарастающая эмиссия необеспеченных мировых валют создает благоприятные условия для поглощения переведенных в офшорную юрисдикцию российских активов иностранным капиталом, что угрожает экономическому суверенитету страны.

Нарастание указанных выше угроз сверх критических параметров требует в кратчайшие сроки реализовать следующий комплекс мер по обеспечению экономической безопасности России в условиях нарастающей глобальной нестабильности.

1. По деофшоризации и прекращению незаконного вывоза капитала:

1.1 Законодательно ввести понятие «национальная компания», удовлетворяющее требованиям: регистрации, налогового резидентства и ведения основной деятельности в России, принадлежности российским резидентам, не имеющим аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только национальным компаниям и российским гражданам-резидентам следует предоставлять доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, госсубсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности;

1.2 Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах, выйдя из офшорной тени;

1.3 Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения, включая Кипр и Люксембург, являющиеся транзитными офшорами. Определить единый перечень офшоров, в том числе, находящихся внутри оншоров;

1.4 Законодательно запретить перевод активов в офшорные юрисдикции, с которыми не заключены соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной ОЭСР;

1.5 Ввести в отношении офшорных компаний, принадлежащих российским резидентам, требования по соблюдению российского законодательства по предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), а также по раскрытию налоговой информации для целей налогообложения в России всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-ого налога на все операции с «не сотрудничающими» офшорами;

1.6 Сформировать «черный список» зарубежных банков, участвующих в сомнительных финансовых схемах с российскими компаниями и банками, отнеся операции с ними к разряду сомнительных;

1.7 Ввести разрешительный порядок офшорных операций для российских компаний с государственным участием;

1.8 Разработать Президентскую программу деофшоризации российской экономики с учетом положений Посланий Президента Федеральному Собранию 2012 и 2013 гг., Указа Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 596;

1.9 Принять комплекс мер, снижающих налоговые потери от несанкционированного вывоза капитала: 1) возмещение НДС экспортерам только после поступления экспортной выручки; 2) взимание авансовых платежей по НДС уполномоченными банками при перечислении поставщикам-нерезидентам импортных авансов; 3) введение штрафов за просроченную дебиторскую задолженность по импортным контрактам, непоступление экспортной выручки, а также по другим видам незаконного вывоза капитала в размере его величины;

1.10 Прекратить включение во внереализационные расходы (уменьшающие налогооблагаемую прибыль) безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям. Предъявление исков к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов;

1.11 Ужесточить административную и уголовную ответственность за незаконный вывоз капитала с территории государств-членов Таможенного союза, в том числе в форме притворных внешнеторговых и кредитных операций, уплаты завышенных процентов по иностранным кредитам;

1.12 Начать активную работу правоохранительных органов по распространению действия статьи 174 Уголовного Кодекса «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» на доходы, полученные путем совершения налоговых преступлений и путем незаконного вывоза капитала, а также включение в состав налоговых преступлений неуплату налогов при наличии налогооблагаемой базы;

1.13 Ввести налоги на спекулятивные финансовые операции (планируемый в ЕС налог Тобина) и чистый вывоз капитала;

1.14 Улучшить информационно-статистическую основу противодействия офшоризации экономики, утечке капитала и минимизации налогов, включая получение данных о платежном балансе и международной инвестиционной позиции от всех офшоров в страновом разрезе.

2. В целях предупреждения дальнейших потерь российской финансовой системы вследствие неэквивалентного внешнеэкономического обмена и защиты финансового рынка от угроз дестабилизации:

2.1 Для пресечения незаконных операций по вывозу капитала, сопровождающихся уклонением от налогов, создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля, введение норм ответственности руководителей предприятий, допускающих накопление просроченной дебиторской задолженности по экспортно-импортным операциям;

2.2 Упорядочить финансовый рынок, в том числе: усилить надзор за финансовым состоянием профессиональных участников, ценообразованием и уровнем рисков рынка; создать национальный расчетно-клиринговый центр; отрегулировать деятельность финансовых конгломератов и их агрегированных рисков;

2.3 Прекратить дискриминацию отечественных заемщиков и эмитентов перед иностранными (при расчете показателей ликвидности, достаточности капитала и др., ЦБ не должен считать обязательства нерезидентов и иностранных государств более надежными и ликвидными, чем аналогичные обязательства резидентов и российского государства). Ввести отечественные стандарты деятельности рейтинговых агентств и отказаться от использования оценок иностранных рейтинговых агентств в государственном регулировании;

2.4 Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, ограничить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги, включая государственные облигации США и других иностранных государств с высоким дефицитом бюджета или государственного долга;

2.5 Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, повысить резервные требования к российским банкам по операциям в иностранной валюте, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков;

2.6 Ускорить создание центрального депозитария, в котором организовать учет прав собственности на все акции российских предприятий;

2.7 Нормативно закрепить обязательности первичных размещений российских эмитентов на российских торговых площадках.

3. В целях увеличения потенциала и безопасности российской денежной системы и упрочения ее положения в мировой экономике, придания рублю функций международной резервной валюты и формирования московского финансового центра:

3.1 Стимулировать переход во взаимных расчетах в СНГ на рубли, в расчетах с ЕС — на рубли и евро, с Китаем — на рубли и юани. Рекомендовать хозяйствующим субъектам переходить на расчеты в рублях за экспортируемые и импортируемые товары и услуги. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы;

3.2 Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами — с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.);

3.3 Создать платежно-расчетную систему в национальных валютах государств-членов ЕврАзЭС. Разработать и внедрить собственную независимую систему международных расчетов, которая могла бы устранить критическую зависимость от подконтрольной США системы SWIFT. Включить в нее банки России и государств-членов Таможенного союза и СНГ, а также Китая, Ирана, Индии, Сирии. Венесуэлы и других традиционных партнеров;

3.4 Банку России рекомендовать осуществлять рефинансирование коммерческих банков под рублевое кредитование экспортно-импортных операций, а также учитывать в основных направлениях денежно-кредитной политики дополнительный спрос на рубли в связи с расширением внешнеторгового оборота в рублях и формированием зарубежных рублевых резервов иностранных государств и банков;

3.5 Организовать биржевую торговлю нефтью, нефтепродуктами, лесом, минеральными удобрениями, металлами, другими сырьевыми товарами в рублях; в целях обеспечения рыночного ценообразования и предотвращения использования трансфертных цен для уклонения от налогообложения обязать производителей биржевых товаров продавать через зарегистрированные Правительством России биржи не менее половины своей продукции, в том числе поставляемой на экспорт;

3.6 Ограничить заимствования контролируемых государством корпораций за рубежом; постепенно заместить инвалютные займы контролируемых государством компаний рублевыми кредитами государственных коммерческих банков за счет их целевого рефинансирования со стороны Центрального Банка под соответствующий процент;

3.7 Ограничить предоставление гарантий по вкладам граждан в рамках системы страхования вкладов только рублевыми вкладами с одновременным повышением нормативов обязательных резервов по вкладам в иностранной валюте;

3.8 Создать Перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России с использованием гарантий Внешэкономбанка вместо прямых инвестиций для наполнения уставного капитала общества; предоставление ему доминирующего положения на рынке перестрахования рисков российских резидентов;

3.9 Создать Московский клуб кредиторов и инвесторов для координации кредитно-инвестиционной политики российских банков и фондов за рубежом, работы по возвращению проблемных кредитов, выработки единой позиции по отношению к дефолтным странам-заемщикам.

Приложение 4

КАК СТАБИЛИЗИРОВАТЬ БАНКИ И ОТВЯЗАТЬСЯ ОТ ДОЛЛАРА И ЕВРО

Как показывает мировой опыт, для реализации открывающихся возможностей подъема на новой волне роста нового технологического уклада требуется мощный инициирующий импульс обновления основного капитала. Однако необходимый для этого уровень инвестиционной и инновационной активности вдвое превышает имеющийся в настоящее время у российской финансово-инвестиционной системы.

Одним из главных тормозов развития российской экономики в течение всего постсоветского периода была политика количественного ограничения денежного предложения со стороны Центрального банка (ЦБ) при эмиссии рублей преимущественно под прирост валютных резервов. Следствием этой политики стали: неразвитость механизмов рефинансирования экономической активности, недостаток «длинных денег» и внутренних источников кредитования инвестиций, подчинение эволюции экономики внешнему спросу, что стало ключевой причиной ее сырьевой ориентации.

Банк России в опубликованном 12 сентября с.г. проекте «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов» установил цель снижения инфляции за 2 года до 4%, при этом снимая с себя ответственность за состояние других параметров финансового рынка: «При проведении денежно-кредитной политики не устанавливаются целевые ориентиры по каким-либо другим экономическим параметрам, кроме инфляции». Подобная «антиинфляционная мания» Центробанка уже стоила России «потерянного десятилетия» в 90-х. В нынешних обстоятельствах отказ от таргетирования условий экономического роста (путем планирования денежной базы, которая у нас занижена по сравнению с нормой в 2-3 раза) и валютного курса приведет к стагнации экономики.

По данным Доклада о международной конкурентоспособности за 2013-2014 гг., Россия находится на 124 месте (из 148 стран) в мире по уровню доверия предпринимательского сообщества к устойчивости национальной банковской системы. Это доверие опустилось еще ниже вследствие отзыва лицензий у 81 кредитной организации с начала 2013 года. Пострадали интересы около полумиллиона человек, державших в этих банках около 200 млрд. руб., четверть из которых утрачена. В том числе, лишились значительной части своих средств около 4 тысяч индивидуальных предпринимателей. Многомиллиардные невосполнимые потери понесли юридические лица, что стимулировало новый всплеск бегства капитала. Возникшая среди части населения и предпринимательского сообщества банковская паника вызвала отток вкладов и бегство от рубля, что создает серьезные угрозы устойчивости валютно-финансовой системы страны.

Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы. Необходимы экстренные меры по ее стабилизации, что требует увеличения предложения ликвидности и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции. В отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

Необходимый уровень денежного предложения для подъема инвестиционной и инновационной активности должен определяться спросом на деньги со стороны реального сектора экономики и государственных институтов развития при регулирующем значении ставки рефинансирования. При этом переход к таргетированию инфляции не должен происходить за счет отказа от реализации других целей макроэкономической политики, включая обеспечение стабильного курса рубля, роста инвестиций, производства и занятости. Эти цели могут ранжироваться по приоритетности и задаваться в форме ограничений, достигаясь за счет гибкого использования имеющихся в распоряжении государства инструментов регулирования денежно-кредитной и валютной сферы. В сложившихся условиях приоритет следует отдавать росту производства и инвестиций в рамках установленных ограничений по инфляции и обменному курсу рубля. При этом для удержания инфляции в установленных пределах необходима комплексная система мер по ценообразованию и ценовой политике, валютному и банковского регулированию, развитию конкуренции.

Из теории экономического развития и практики развитых стран следует необходимость комплексного подхода к формированию денежного предложения в увязке с целями экономического развития и с опорой на внутренние источники денежной эмиссии. Важнейшим из них является механизм рефинансирования кредитных институтов, замкнутый на кредитование реального сектора экономики и инвестиций в приоритетные направления развития. Это можно сделать путем использования хорошо известных и отработанных в практике развитых стран косвенных (рефинансирование под залог обязательств государства и платежеспособных предприятий) и прямых (софинансирование государственных программ, предоставление госгарантий, фондирование институтов развития) способов денежной эмиссии. Не следует также исключать возможность направления денежной эмиссии на государственные нужды, как это делается в США, Японии, ЕС путем приобретения центральными банками государственных долговых обязательств.

Для формирования современной национальной кредитно-финансовой системы, адекватной задачам подъема инвестиционной активности в целях модернизации и развития российской экономики, предлагается следующий комплекс мер.

1. Настройка денежно-кредитной системы на цели развития и расширение возможностей кредитования реального сектора.

1.1. Законодательное включение в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России создание условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости.

1.2. Переход на регулирование денежного предложения посредством установления ставки рефинансирования с проведением денежной эмиссии преимущественно для рефинансирования коммерческих банков под залог кредитных требований к производственным предприятиям, облигаций государства и институтов развития. При этом ставка рефинансирования не должна превышать среднюю норму прибыли в инвестиционном комплексе за вычетом банковской маржи (2-3%), а сроки предоставления кредитов должны соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в обрабатывающей промышленности (до 7 лет). Доступ к системе рефинансирования должен быть открыт для всех коммерческих банков на универсальных условиях, а также для банков развития на особых условиях, соответствующих профилю и целям их деятельности (в том числе, с учетом ожидаемой окупаемости инвестиций в инфраструктуру — до 20-30 лет под 1-2%).

1.3. Кардинальное расширение ломбардного списка Центрального банка, включение в него векселей и облигаций платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов федерации и муниципалитетов.

1.4. Во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций прием иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов ЦБ следует прекратить.

1.5. Существенное увеличение ресурсного потенциала институтов развития за счет их фондирования ЦБ под инвестиционные проекты, одобряемые правительством в соответствии с установленными приоритетными направлениями развития. Размещать такие кредиты институты развития должны на принципах целевого кредитования конкретных проектов, предусматривающих выделение денег исключительно под установленные ими расходы без перечисления денег на счет заемщика.

1.7. В целях обеспечения стабильных условий кредитования запретить коммерческим банкам пересматривать условия кредитных соглашений в одностороннем порядке.

1.8. Изменить стандарты оценки стоимости залогов, используя средневзвешенные рыночные цены среднесрочного периода и ограничить применение маржинальных требований. В том числе предусмотреть отказ от маржинальных требований к заемщикам со стороны Банка России и банков с государственным участием.

2. Создание необходимых условий для увеличения мощности российской валютно-финансовой системы.

2.1. Постепенно перейти на использование рублей в международных расчетах по торговым сделкам государственных корпораций, провести последовательное замещение их инвалютных займов рублевыми кредитами государственных коммерческих банков с предоставлением соответствующего фондирования со стороны ЦБ.

2.2. В целях обеспечения устойчивости обменного курса рубля расширить инструменты регулирования спроса и предложения иностранной валюты, предусмотрев возможность взимания экспортных пошлин в иностранной валюте с ее аккумулированием на валютных счетах правительства в случае избыточного предложения валюты и введения Банком России правила обязательной полной или частичной продажи валютной выручки экспортеров на внутреннем рынке в случае ее недостаточного предложения.

2.3. Фиксация котировок обменного курса в привязке к рублю, а не к доллару и евро, как это происходит в настоящее время. Установление заранее объявляемых границ колебаний курса рубля, поддерживаемых длительное время. При угрозе выхода за пределы этих границ проведение единовременного изменения курса с установлением новых границ в целях избежания провоцирования лавинообразного бегства капитала и валютных спекуляций против рубля, а также обеспечения мгновенной стабилизации его курса.

2.4. В целях предотвращения перетока эмитируемых для рефинансирования производственной деятельности и инвестиций денег на финансовый и валютный рынок, необходимо обеспечить целевое использование таких кредитов посредством соответствующих норм банковского надзора. Ввести ограничения на изменение валютной позиции коммерческих банков, прибегающих к рефинансированию ЦБ. Для ограничения финансовых спекуляций расширить систему регулирования финансового рычага, включив в нее небанковские компании.

2.5. Создание на базе Межгосбанка СНГ платежно-расчетной системы ЕврАзЭС со своими системами обмена информацией между банками, оценки кредитных рисков, котировки курсов обмена валют.

3. Стабилизация работы банковской системы.

Необходимо принять следующие меры по устранению угроз дестабилизации банковской системы, возникающих в связи с цепочкой банкротств лишаемых лицензий коммерческих банков.

3.1. Предоставление коммерческим банкам возможности немедленного получения стабилизационных кредитов на цели удовлетворения панических требований физических лиц в размере до 25% объема депозитов граждан.

3.2. Возобновление проведения Банком России беззалоговых кредитных аукционов для банков, испытывающих дефицит ликвидности.

3.3. Предпринять срочные меры по поддержанию текущей ликвидности банков: снижение отчислений в Фонд обязательных резервов; увеличение возможностей кредитования банков под залог «нерыночных активов»; расширение разнообразия таких активов. При необходимости уcтанавливать понижающие коэффициенты при расчете величины активов, взвешенных с учетом рисков для российских предприятий, имеющих рейтинги российских рейтинговых агентств. Обеспечить прозрачность и автоматизм механизмов оказания финансовой помощи.

3.4. Разработать методологию формирования и определить перечень стратегических предприятий, кредиты которым рефинансируются на льготных условиях.

3.5. Жестко пресекать попытки ряда коммерческих банков провоцировать банковскую панику для переманивания клиентов, ввести уголовную ответственность за такие действия.

3.6. Отложить внедрение в России стандартов Базеля-3 на 2-3 года — до восстановления объемов кредитования реального сектора экономики на докризисном уровне первой половины 2008 года. Скорректировать стандарты Базеля-3 с целью устранения искусственных ограничений инвестиционной деятельности. В рамках Базеля-2 расчет кредитного риска вести на основе внутренних рейтингов банков взамен рейтингов международных агентств, несостоятельность и непрофессионализм которых проявились в ходе финансового кризиса 2007-2008 годов.

При формировании денежной политики Банку России следует проводить оценку макроэкономических последствий эмиссии рублей по различным каналам: для рефинансирования коммерческих банков под обязательства производственных предприятий, под облигации государства и институтов развития, под замещение инвалютных кредитов, под приобретение иностранной валюты в валютный резерв, под внешний спрос на рубли для кредитования внешнеторгового оборота, капитальных операций и формирования рублевых резервов иностранных государств и банков. Методологическое обеспечение этой работы, включая построение имитационных экономико-математических моделей денежного обращения, могла бы взять на себя РАН в сотрудничестве с исследовательским подразделением Банка России.

Приложение 5

КАК ОБЕСПЕЧИТЬ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ

Результаты измерений показателей социально-экономического положения России по отношению к предельно-критическим значениям, установленным в результате научных исследований, свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии социально-экономической безопасности (предельно критическим считается такое значение показателя, выход за границы которого свидетельствует о возникновении угрозы функционированию экономики и жизнедеятельности общества вследствие нарушения нормального течения отражаемых этим показателем процессов).

Ниже приведены оценки фактического состояния показателей, отражающих воспроизводство и способность к развитию социально-экономической системы России в сравнении с предельно-критическими значениями. При этом красным выделены те их соотношения, которые требуют управленческого воздействия со стороны органов государственной власти.

Таблица 1. Оценки, характеризующие воспроизводство человеческого потенциала в России

Показатель Предельно
критическое
значение
Фактическое
состояние
2013 г.
Фактическое
значение
к предельно
критическому
Коэффициент рождаемости (на 1000 чел. населения) 22 13,2 В 1,6 раза хуже
Уровень смертности (человек на 1000 жителей) 12,5 13 В 1,04 хуже
Естественный прирост (человек на 1000 жителей) 12,5 0,2 В 62 раза хуже
Продолжительность жизни (лет) 78 70,7 В 1,1 раза хуже
Разрыв между доходами 10% самых обеспеченных и 10% самых малообеспеченных групп (в разах) 8 16,2 В 2 раза хуже
Коэффициент Джини 0,3 0,4 В 1,3 раза хуже
Доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума (%) 7 11 В 1,6 раза хуже
Уровень безработицы 5 5,5 В 1,1 раза хуже
Уровень преступности (количество зарегистрированных преступлений на 100 тыс. чел. населения) 1000 1539 В 1,5 раза хуже
Соотношение среднедушевых денежных доходов населения и величины прожиточного минимума (раз) 3,5 3,4 В пределах нормы
Суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей, рожденных женщиной в фертильном возрасте) 2,15 1,6 В 1,3 раза хуже
Коэффициент старения населения (доля лиц 65 лет и старше к общей численности населения, %) 7 12,9 В пределах нормы
Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) (пункты) 0,800 0,778 В пределах нормы
Уровень потребления алкоголя (литров абсолютного алкоголя на душу населения) 8 13,5 В 1,7 раза хуже
Доля людей, употребляющих наркотики (%) 7 6 В пределах нормы
Число суицидов (на 100 тыс. человек населения) 20 19,6 В пределах нормы

Таблица 2. Оценки, характеризующие воспроизводство экономического потенциала России

Показатель Предельно
критическое
значение
Фактическое
состояние
2013 г.
Соответствие
Объёмы инвестиций в основной капитал (% к ВВП) 25 19,8 В 1,25 раза хуже
Износ основных фондов (%) 40 78 В 1,95 раза хуже
Доля машиностроения в промышленности (%) 25 14 В 1,79 раза хуже
Доля обрабатывающих отраслей в промышленности (%) 70 64,8 В 1,08 раза хуже
Удельный вес убыточных организаций (% от общего количества действующих организаций) 25 27,3 В 1,1 раза хуже
Рентабельность производства (%) 15 9,5 В 1,09 раза хуже
Рентабельность активов (%) 12 6,8 В 1,8 раза хуже
Уровень инфляции (%) 15 6,5 В пределах нормы
Уровень социальной инфляции (%) 15 около 15 В пределах нормы
Доля отечественного производства в формировании ресурсов мяса и мясных продуктов на внутреннем рынке (%) 70 61,3 В 1,14 раза хуже
Доля материального производства в ВВП (%) 66 39 В 1,7 раза хуже
Уровень монетизации (M2) на конец года (% к ВВП) 75 41 В 1,8 раза хуже

Таблица 3. Оценки, характеризующие внешнеэкономическую зависимость России

Предельно
критическое
значение
Фактическое
состояние
2013 г.
Соответствие
Коэффициент достаточности международных резервов (% к трёхмесячному объёму импорта товаров и услуг) 9 40 В 4,4 раза лучше
Объём совокупного внешнего долга (% к ВВП на конец года) 25 34,8 В 1,4 раза хуже
Доля импортного оборудования во внутреннем спросе (%) 30 65,6 В 2,18 раза хуже
Доля импортного продовольствия в ВВП (%) 25-30 32 В 1,07-1,28 раза хуже
Доля экспорта в материальном производстве (%) 25 94 В 3,76 раза хуже
Доля иностранного капитала в инвестициях (%) 25 36 В 1,44 раза хуже
Объём иностранных обязательств коммерческих банков и прочих секторов (% к ВВП) 25 31 В 1,24 раза хуже
Доля просроченных и невозвращённых иностранныхкредитов (% от общего объёма полученных кредитов)

 

Доля иностранных инвесторов в структуре собственности свободно обращающихся акций (%)

2530 5060 В 2 раза хужеВ 2 раза хуже
Доля иностранных кредитов к M2 (%) 20 27 В 1,35 раза хуже
Дефицит торгового баланса: по методологии платёжного баланса (%) 15 Профицит В пределах нормы
ВВП к мировому объёму (%) 7,5 2,7 В 2,7 раза хуже
ВВП на душу населения (%) 100 107 В пределах нормы
Объём иностранной валюты по отношению к рублёвой массе в национальной валюте (%) 10 50 В 5 раз хуже
Объём иностранной валюты в наличной форме к объёму наличных рублей (%) 25 100 В 4 раза хуже
Доля расходов на обслуживание внешнего государственного долга (% к общему объёму расходов федерального бюджета) 20 1,9 В пределах нормы
Отношение объёма внешнеторгового оборота (% к ВВП) 30 107 В 3,5 раза хуже

Таблица 4. Оценки, характеризующие конкурентоспособность российской экономики

Предельно
критическое
значение
Фактическое
состояние
2013 г.
Соответствие
Доля инновационно-активных предприятий (%) 40 10,1 В 4 раза хуже
Доля продукции обрабатывающей промышленности в экспорте (%) 50 23 В 2,17 раза хуже
Отгруженная инновационная продукция (% ко всей промышленной продукции) 15-20 8,9 В 2 раза хуже
Доля новых видов продукции в общем объёме машиностроительной продукции (%) 7 2,6 В 3,7 раза хуже
Расходы на научные исследования (% к ВВП) 3 1,5 В 2 раза хуже
Удельные показатели энергопотребления (т нефти на тыс. долл. ВВП):
общие затраты энергоресурсов 0,15 1,65 В 11 раз хуже
затраты электроэнергии 0,02 0,17 В 8,5 раза хуже
затраты нефти и газа 0,1 1,16 В 11,6 раза хуже
Потери полезных ископаемых в процессе добычи (% к общему объёму) 3-8 10-65 В 3,3-8,1 раза хуже
Среднегодовой темп прироста производительности труда (%) 6 3 В 2 раза хуже
Удельный вес российской высокотехнологической продукции на мировом рынке (%) 3 0,3 В 10 раз хуже
Доля интеллектуальной собственности в стоимости бизнеса (%) 25 10 В 2,5 раза хуже
Доля государственных расходов на экологию в ВВП (%) 5 0,8 В 6,3 раза хуже

Приложение 6

КАК ОТ СТИХИЙНОГО РЫНКА ВЕРНУТЬСЯ К «ПЛАНОВОЙ ЭКОНОМИКЕ»

Реализация политики импортозамещения должна вестись в рамках общей стратегии опережающего развития экономики и начинаться с развертывания системы стратегического планирования, призванной обеспечить системное использование имеющихся у государства ресурсов для проведения модернизации и новой индустриализации экономики на основе нового технологического уклада.

Методология стратегического планирования предусматривает наличие системы долго-, средне- и краткосрочных прогнозов и выбора приоритетов экономического развития, инструментов и механизмов их реализации, включающих систему долгосрочных концепций, среднесрочных программ и планов, институты организации соответствующей деятельности, а также методы контроля и ответственности за достижение поставленных целей.

Принятый недавно законопроект «О государственном стратегическом планировании» предусматривает создание лишь некоторых элементов этой системы, главным образом — процедур подготовки соответствующих документов в рамках органов исполнительной власти.

Должны быть установлены интерактивные процедуры разработки долгосрочных прогнозов и концепций, среднесрочных программ и индикативных планов достижения согласованных и утвержденных целей развития. Целесообразно законодательно установить методы контроля и механизмы ответственности всех участников стратегического планирования на началах частно-государственного партнерства за выполнение согласованных мероприятий и задач. Особо важна интеграция в систему государственного стратегического планирования институтов развития, крупнейших корпораций, компаний и банков с государственным участием, крупных частных финансово-промышленных групп. Их совокупный производственный, финансовый и управленческий потенциал должен быть интегрирован не только при выработке стратегии, но и при ее реализации.

Следует также установить целевые показатели работы государственных институтов развития, корпораций и агентств по направлениям их деятельности, предусматривающих создание конкурентоспособных на мировом рынке производств нового технологического уклада, и ввести механизмы реальной ответственности за их своевременное достижение.

Система прогнозирования и планирования социально-экономического развития страны и её регионов должна опираться на общегосударственную правовую базу и содержать единый организационно-правовой механизм взаимодействия органов государственной власти федерального и регионального уровней, органов местного самоуправления, институтов развития, научных организаций и корпораций. Этот механизм должен обеспечивать интеграцию интересов и ресурсных возможностей всех заинтересованных сторон при разработке и реализации федеральных и региональных, муниципальных, ведомственных и корпоративных стратегических планов и программ. Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования должны получить возможность участвовать в разработке, финансировании и реализации федеральных целевых программ, осуществляемых на их территории.

Стратегическое планирование должно ориентироваться на опережающий рост нового технологического уклада. Целесообразна разработка 5-летней программы модернизации экономики на его основе, предусматривающей меры по опережающему развитию составляющих его производственно-технологических комплексов, созданию благоприятной для этого макроэкономической среды и формированию соответствующих институтов и контуров управления.

Стратегическое планирование должно учитывать переход современного общества к экономике знаний, основным фактором роста которой является научно-технический прогресс. Вывод экономики на траекторию быстрого и устойчивого роста предполагает ее перевод на инновационный путь развития, что требует кардинального повышения роли науки как в экономике, так и в системе государственного управления.

С учетом значения системы стратегического планирования и того обстоятельства, что Правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижение, предлагается создать — Государственный комитет по стратегическому планированию при Президенте Российской Федерации (ГКСП РФ), наделив его следующими полномочиями:

1). Определение внутренних и внешних условий, тенденций, ограничений, диспропорций, дисбалансов, а также возможностей, включая финансовые, социально-экономического развития Российской Федерации;

2) определение путей и способов реализации приоритетов социально-экономической политики, целей и задач социально-экономического развития Российской Федерации, определенных Президентом Российской Федерации;

3) координация работ субъектов стратегического планирования по выбору путей и способов достижения целей и задач социально-экономической политики Российской Федерации, укрепления национальной безопасности Российской Федерации, обеспечивающих наибольшую эффективность использования имеющихся ресурсов;

4) формирование, на основе утвержденных Президентом Российской Федерации документов стратегического планирования, комплекса мероприятий, обеспечивающих достижение целей и решения задач социально-экономического развития Российской Федерации и укрепление национальной безопасности Российской Федерации;

5) координация действий участников стратегического планирования и мероприятий, предусмотренных документами стратегического планирования в области социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, включая направления бюджетной политики, по срокам их реализации, ожидаемым результатам и параметрам ресурсного обеспечения;

7) организация мониторинга и контроля реализации документов стратегического планирования; научно-техническое, информационное, ресурсное и кадровое обеспечение стратегического планирования.

Структура ГКСП РФ:

Руководство ГКСП РФ осуществляет Председатель в ранге Заместителя председателя Правительства, утверждаемый Президентом Российской Федерации.

Коллегия ГКСП РФ — орган, осуществляющий коллегиальное руководство деятельностью ГКСП, возглавляемый Председателем. В состав Коллегии входят руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Председатель Банка России, Президент РАН, руководители институтов развития.

Приложение 7

КАК ОСТАНОВИТЬ «УТЕЧКУ МОЗГОВ» И ВЕРНУТЬ НАУКУ ПОД ГОСУДАРСТВЕННУЮ ОПЕКУ

В настоящее время в Российской Федерации сложилась критическая ситуация с развитием научных исследований, осуществление технологической модернизации производства, связанной с переходом к новому технологическому укладу. Причины неблагоприятной ситуации кроются в хроническом недофинансированием развития науки, разрушении кооперации науки и производства, старении научных кадров, «утечке мозгов». Во многом они стали следствием приватизации, которая привела к разрушению отраслевого сектора прикладной науки. Осуществляемое в настоящее время реформирование РАН не затрагивает эти основные проблемы управления НТП, не предусматривает совершенствование институциональных форм и методов организации прикладных исследований, не ориентирован на развитие и внедрение высокоэффективных наукоемких технологий.

В целях реализации системного подхода к управлению НТП, сквозного и всемерного стимулирования инновационной активности целесообразно создание надведомственного федерального органа, отвечающего за разработку государственной научно-технической и инновационной политики, координацию деятельности отраслевых министерств и ведомств в ее реализации — Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации (ГКНТР РФ) при Президенте России.

Основные задачи ГКНТР РФ:

— организация выбора перспективных направлений государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности страны;

— координация деятельности Российской академии наук, федеральных и региональных органов законодательной и исполнительной власти, инвестиционных структур и фондов, связанной с разработкой и реализацией государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации;

— организационно-правовое и экономическое регулирование вопросов развития перспективных направлений науки, научно-технической и инновационной деятельности, а также регулирование в области прав на объекты интеллектуальной собственности;

— анализ содержания, уровня и инновационной перспективности проводимых исследований и разработок, выработка предложений по повышению их экономической эффективности;

— организационно-правовое и экономическое регулирование вопросов развития научно-технического потенциала, технологической модернизации производства, реализации результатов научных исследований и разработок в отраслях экономики;

— содействие развитию системы подготовки научных кадров и инженерно-технических работников высшей квалификации для наукоемких отраслей экономики;

— разработка и проведение единой государственной политики в области международного научно-технического сотрудничества;

— развитие инновационной инфраструктуры в рамках национальной инновационной системы России, создание механизмов поддержки субъектов инновационной деятельности, обеспечение создания и развития производств, основанных на новых и высоких технологиях;

— содействие привлечению и использованию в отраслях производства передовых высокоэффективных зарубежных технологий;

— стимулирование и поддержка развития предпринимательства, связанного с коммерциализацией и внедрением в производство научно-технических достижений;

— обеспечение контроля за исполнением законодательства Российской Федерации по вопросам развития научной, научно-технической, инновационной деятельности и охраны прав на объекты интеллектуальной собственности, а также за целевым использованием средств государственного бюджета, выделяемых на финансирование научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации;

— осуществление контроля за ходом выполнения научно-технических программ (государственных, отраслевых, региональных), разделов научно-технического обеспечения государственных целевых, государственных народнохозяйственных и социальных программ, инновационных проектов, международных научно-технических проектов, а также освоения в производстве результатов завершенных научно-исследовательских, опытно-конструкторских и опытно-технологических работ;

— разработка проектов законодательных инициатив по стимулированию инновационной активности предприятий с освобождением от налогообложения средств, направляемых на НИОКР и внедрение новой техники;

— правовое обеспечение оформления и соблюдения статуса научного сотрудника и инженера-исследователя, лаборатории, научно-исследовательской, проектной, инжиниринговой организации с предоставлением прав и привилегий, стимулирующих исследовательскую и проектную деятельность. Закрепление принципа самоуправления научного сообщества, ведущего значения ученых советов научных и образовательных организаций;

— пропаганда научно-технических достижений, информирование общественности по вопросам развития науки и техники в Российской Федерации, деятельности ГКНТР РФ, РАН, федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления; обеспечение развития научного и научно-технического потенциала;

— ведение реестра высокотехнологичных производств и инновационных предприятий, оценка уровня их конкурентоспособности на отечественном и зарубежном рынках, создание условий для развития наукоемких конкурентоспособных производств;

— организация проведения государственной научно-технической экспертизы;

— координация деятельности подведомственных организаций и учреждений.

Функции ГКНТР РФ:

— оценка, выбор и реализация приоритетных направлений НТП;

— формирование и проведение государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности страны;

— координация деятельности Российской академии наук, федеральных и региональных органов законодательной и исполнительной власти, связанной с разработкой и реализацией государственной политики в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности, включая федеральные фонды, институты развития, Федеральное агентство научных организаций;

— нормативно-правовое регулирование вопросов развития науки, научно-технической и инновационной деятельности, а также регулирование в области прав на объекты интеллектуальной собственности;

— анализ содержания, уровня и инновационной перспективности проводимых в организациях с государственным участием исследований и разработок, выработка предложений по повышению их экономической эффективности;

— оценка уровня развития научно-технического потенциала, процессов модернизации производств, эффективности реализации результатов научных исследований и разработок;

— ведение системы показателей оценки эффективности деятельности государственных структур, отвечающих за финансирование и организацию научных исследований и стимулирование инновационной активности, включая институты развития;

— разработка и реализация государственной комплексной долгосрочной программы модернизации экономики и НТП;

— развитие сети венчурных и других фондов, финансирующих инновационные проекты и НИОКР, создание механизма финансирования отраслевых фондов стимулирования инновационной активности и НИОКР за счет добровольных отчислений корпораций с их отнесением на себестоимость продукции;

— содействие развитию системы подготовки научных кадров и инженерно-технических работников высшей квалификации для наукоемких отраслей экономики;

— разработка и проведение государственной политики в области международного научно-технического сотрудничества;

— развитие инфраструктуры инновационной системы России;

— содействие привлечению и использованию передовых высокоэффективных зарубежных технологий;

— стимулирование и поддержка развития предпринимательства, связанного с коммерциализацией и внедрением в производство научно-технических достижений;

— обеспечение контроля за целевым использованием средств государственного бюджета, выделяемых на финансирование научной, научно-технической и инновационной деятельности;

— пропаганда научно-технических достижений, информирование общественности по вопросам развития науки и техники в Российской Федерации;

— организация проведения государственной научно-технической экспертизы.

Структура ГКНТР РФ:

Руководство ГКНТР РФ осуществляет Председатель в ранге Заместителя председателя Правительства, утверждаемый Президентом Российской Федерации.

Коллегия ГКНТР — орган, осуществляющий коллегиальное руководство деятельностью ГКНТР РФ, возглавляемый Председателем ГКНТР. В состав Коллегии входят руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Президент РАН, Директор Российского агентства научных организаций, Председатель Роспатента, руководители институтов развития.

При коллегии ГКНТР РФ создаются совещательные органы:

— Общественный Совет (представители научного сообщества и бизнеса);

Научно-технический Совет (государственные эксперты).

В ведении ГКНТР РФ находятся:

Национальные научные центры, наукограды, ГНЦ, федеральные центры науки и высоких технологий.

Российский фонд научных исследований, Российский фонд науки и технологий, Государственный фонд поддержки малых инновационных предприятий.

Центры коллективного пользования, федеральные лаборатории.

Федеральное агентство научных организаций.

Технопарки, ГПНТБ, Политехнический музей, РИНКЦЭ, Центр исследований и статистики науки, ВАК, Роспатент и другие подведомственные организации.

ГКНТР РФ осуществляет совместную деятельность с Российской академией наук в части формирования и реализации программ фундаментальных исследований, кодификации знаний в области технологий, реализации инновационных проектов, связанных с внедрением результатов исследований с поддержкой и развитием материально технической базы научных организаций РАН.

Приложение 8

КАК ИЗБАВИТЬ БИЗНЕС ОТ НАЛОГОВОЙ НАГРУЗКИ

В декабре 2011 г. Президентом России была заявлена необходимость проведения решительного налогового маневра: «внимательно проанализировать ситуацию по конкретным отраслям, сделать расчеты, чтобы ликвидировать существующую сегодня значительную дифференциацию налоговой нагрузки между секторами экономики».

Действительно, при одной и той же налоговой нагрузке по ВВП в России и развитых странах, в отношении юридических лиц в нашей стране она в 1,8 раза больше. При этом из-за более высокой доли заработной платы в обрабатывающих отраслях налоговая нагрузка по налогооблагаемой прибыли в 1,5-2 раза выше по сравнению с сырьевыми отраслями.

Снижение налогообложения предпринимательской деятельности может быть компенсировано введением прогрессивного подоходного налога на физические лица, который стал органичной составляющей жизни большинства развитых государств. Основная масса налоговых поступлений в них приходится на физические лица, в первую очередь, на состоятельных граждан. В России же, наоборот, более 70% налоговых сборов приходится на юридические лица, что подавляет деловую и инвестиционную активность. При этом чистый доход с физических лиц в преобладающей степени сегодня связан не с заработной платой, а с доходами от собственности. В России «незарплатные» доходы у наиболее состоятельных граждан страны, к которым относится 20% населения, составляют 65% их общих доходов, а в Москве — 90%.

Обложение высокими налогами сверхдоходов мало влияет на потребительский спрос, зато снижается налогообложение инвестиционной деятельности, которая осуществляется в основном за счет амортизационных отчислений, прибыли юридических лиц и кредитов. Отдавая государству часть доходов, предприниматели тем самым выигрывают на росте инвестиций и активов.

Введение прогрессивной шкалы по налогу на физические лица с наивысшей ставкой в размере 40% даст увеличение доходов бюджета на 5 трлн. руб. (только обложение 130 долларовых миллиардеров России 40%-м налогом увеличит доходы бюджета на 1,1 трлн. руб.). Это позволит освободить от налогообложения часть прибыли предприятий, направляемой на инвестиционную деятельность, посредством наращивания амортизации до уровня развитых стран (60-70% в финансировании инвестиций).

Одновременно необходимо законодательно установить контроль за расходованием амортизационных отчислений. Половина из начисленных в 2012 г. амортизационных отчислений в 4 трлн. руб. была потрачена не на развитие, а на финансовые вложения — приобретение ценных бумаг, предоставление займов и другие операции. В результате, объем инвестиций оказался на 13,7% меньше возможного. Кроме того, государство недобрало в бюджет 400 млрд. руб. по налогу на прибыль.

Переход к начислению амортизации не по оценке основных фондов в смешанных ценах, а по восстановительной стоимости, позволит увеличить инвестиции в основные фонды на те же 5 трлн. рублей, компенсируемые бюджету введением прогрессивного подоходного налога. В этом случае их объем за 2012 г. составил бы не 12,6, а 17,8 трлн. руб., их доля в ВВП повысилась бы с 20,1 до 28,7%, а темп прироста увеличился до 5-6%. Если же, в дополнение к этим мероприятиям будет осуществлено сокращение сроков обновления основных фондов, которое в последний раз было проведено в 2002 г., то эффект по наращиванию инвестиций в основные фонды и ускорению темпов роста ВВП будет еще больше.

Дополнительные резервы роста производства может дать изменение налогообложения добавленной стоимости, которое сегодня стимулирует сырьевую ориентацию экономики и снижает ее конкурентоспособность в рамках Таможенного союза по отношению к Казахстану.

В целях упрощения налоговой системы, уменьшения расходов на ее администрирование, сокращения уклонения от налогов, стимулирования деловой и инновационной активности, целесообразно заменить налог на добавленную стоимость более простым в администрировании налогом с продаж (НсП), взимаемым только на стадии конечного потребления. Выпадение доходов бюджета, возникающее при отмене НДС, может быть компенсировано за счет введения НсП в размере 14%. Отмена НДС приведет также к экономии более 1 трлн. руб. на государственных закупках, освободит для производственной деятельности около миллиона бухгалтеров, высвободит оборотные средства предприятий для наращивания производства и инвестиций.

Приложение 9

КАК НАУЧИТЬСЯ ЭКОНОМИТЬ НА ЭЛЕКТРИЧЕСТВЕ

В целях создания условий для развития экономики принятое Правительством решение о замораживании тарифов естественных монополий целесообразно дополнить следующими мерами по снижению избыточных затрат в электроэнергетике, устранение которых может дать экономию издержек на почти 1 трлн. руб. и 20%-е снижение тарифа на электроэнергию.

1. Приведение организации рынка электроэнергии в соответствие с российскими условиями, включая переход к модели «Единственный покупатель» (экономия — до 100 млрд. руб.).

2. Переход на механизмы проектного финансирования капиталовложений в новые объекты. Финансирование инвестиционной деятельности через тарифы сохранить только для простого воспроизводства (экономия — 80 млрд. руб.).

3. Оптимизация сочетания теплофикации с распределённой электрогенерацией в центрах нагрузок (раздельное формирование выручки является причиной убыточности большинства теплоэлектроцентралей (ТЭЦ), что приводит к потере заинтересованности в развитии данного сектора генерации, потенциал которого оценивается в 37 млн. т.у.т. в год) (экономия — 50 млрд. руб.).

4. Возложение на субъекты федерации ответственности за разработку схем и программ перспективного развития сетей 35 кВ и ниже (экономия — 10 млрд. руб.).

5. Возложение ответственности на ОАО «Россети» и территориальные сетевые организации (ТСО) за развитие сетевой инфраструктуры в субъектах РФ при введении «одного окна» для выдачи технических условий на присоединение (экономия — 20 млрд. руб.).

6. Ужесточение требований к электросетевому бизнесу для стимулирования его консолидации в субъектах РФ. Отмена субсидирования неэффективных ТСО за счет «котлового» механизма (экономия — 10 млрд. руб.).

7. Введение нормирования удельной стоимости вводимой мощности и снижение доходности по объектам договоров поставки мощности (экономия — 30 млрд. руб.).

8. Снижение тарифов для новых промышленных потребителей на 15% в энергоизбыточных ОДУ Востока и Сибири (экономия — 10 млрд. руб.).

9. Централизация управления электроэнергетикой в рамках Минэнерго, включая объединение коммерческого и технологического операторов, а также регулирование рынков тепла, вырабатываемого ТЭЦ с одновременной генерацией электроэнергии (кВт часов) (экономия — 30 млрд. руб.).

10. Переход во всех субъектах Российской Федерации на разработку комплексных взаимозависимых схем и общих программ развития инфраструктур топливно-энергетического комплекса и ЖКХ (экономия — 150 млрд. руб.).

11. Введение финансовых гарантий получателей технических условий на подключение электроиспользующих установок с целью повышения загрузки новых энергообъектов (нагрузки новых потребителей используются не более чем на 20-25%, что означает омертвление инвестиций в сумме более 1 трлн. руб.) (экономия — 50 млрд. руб.).

12. Принятие нормативных актов по безусловной оплате потребителями использованной электрической и тепловой энергии (экономия — 25 млрд. руб.).

13. Введение практики общественной защиты инвестиционных программ

в энергокомпаниях и ТЭЦ и программ развития инфраструктуры топливно-энергетического комплекса (экономия — 30 млрд. руб.).

14. Переход в договорах с подрядными организациями к долгосрочным оптовым контрактам. Нормирование рентабельности в секторах экономики, выполняющих продажу товаров, работ и услуг для естественных монополий. Обязать эксплуатационные организации заключить контракты по техническому обслуживанию первичного электротехнического оборудования с сервисными организациями заводов-изготовителей. Соответствующий порядок этого взаимодействия закрепить в Единой технической политике, разрабатываемой в рамках исполнения Распоряжения Правительства РФ № 511-р от 3 апреля 2013 г. (экономия — 150 млрд. руб. в год).

15. Снижение процентных ставок и увеличение сроков кредитования инвестиций в развитие электроэнергетики (экономия — 70 млрд. руб.).

Необходимо провести анализ эффективности использования электроэнергии в секторах экономики для оптимизации инвестиционной и тарифной политики. Следует также провести аудит сегодняшнего состояния основных фондов для предотвращения аварий, а также проверку реально подключенной мощности потребителей для уточнения резервов.

Предлагается подготовить программу замены парка изношенного и устаревшего электротехнического оборудования Объединенной энергосистемы исходя из необходимости ежегодного обновления не менее 3% парка трансформаторного оборудования (33 ГВА в год), сокращения среднего возраста энергооборудования в магистральных и распределительных сетях (дополнительное обновление 20 ГВА в год до 2017 г.).

Для проработки этих и других предложений по оптимизации электроэнергетики целесообразно вновь создать рабочую группу Госсовета РФ из специалистов и ученых, представителей регионов и сообщества потребителей.

Приложение 10

КАК НЕ ПОПАСТЬ В СТАГФЛЯЦИОННУЮ ЛОВУШКУ И ОБЕСПЕЧИТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Главной причиной стагфляции, проявляющейся в дестабилизации курса рубля и повышении инфляции с одной стороны и падении инвестиций и экономической активности с другой стороны, является отток капитала, объем которого в текущем году ожидается не ниже 100 млрд. долл., а при сохранении тенденции ослабления рубля может составить 120-140 млрд. долл. (5-7% ВВП). В том числе, не менее трети составляет нелегальный отток (утечка капитала), совершаемый с уводом доходов от налогообложения с ущербом для госбюджета до триллиона рублей ежегодно.

Нарастающий отток капитала, накопленный вывоз которого оценивается более чем в триллион долларов, связан с беспрецедентной для крупных стран офшоризацией и открытостью российской экономики, следствием чего стала чрезвычайная уязвимость ее финансовой системы от внешних факторов. Она наглядно проявилась в трехкратном обрушении фондового рынка во время кризисов 1998 и 2008 годов, из которых так и не были извлечены должные уроки.

В настоящее время более половины денежной базы сформировано под внешние источники кредита, а посредством офшоров осуществляется 30-40% негосударственных инвестиций. Совокупная внешняя задолженность России превысила 650 млрд. долл. (74% долгов номинированы в долларах и евро), превышая объем валютных резервов, который составляет около 420 млрд. долл. Основная часть внешнего долга приходится на корпорации и банки, в том числе более 60% — на принадлежащие государству. При этом подавляющая часть внешних займов получена из стран, находящихся под юрисдикцией государств-членов НАТО. Введенные ими санкции влекут вывод из России около 11 трлн. руб. до конца будущего года. Ужесточение санкций может привести к блокированию российского капитала в офшорных зонах, через которые ежегодно проходит более 50 млрд. долл. инвестиций.

Вследствие дестабилизации курса рубля происходит долларизация сбережений граждан, что составляет одну из форм вывода капитала, который уже составил по этому каналу более 30 млрд. долл.

Центральный банк (ЦБ) не предпринимает мер ни по прекращению оттока капитала, ни по замещению иссякающих внешних источников кредита внутренними. Несмотря на развернутую руководством США против России финансовую войну, он по-прежнему руководствуется догмами Вашингтонского консенсуса, которые подчиняют макроэкономическую политику интересам иностранного капитала.

Выделяемые Банком России кредиты банковской системе не компенсируют не только вывод капитала западными кредиторами, но даже изъятие денег Правительством в стабилизационные фонды. В результате происходит сжатие денежной базы, что влечет сокращение кредита, падение инвестиций и производства. К концу 2015 года, если политика ЦБ не изменится, прекращение внешнего кредита повлечет резкое сокращение объема денежной базы на 15-20%, что вызовет спазматическое сжатие денежного предложения и приведет к падению инвестиций более чем на 5%, а производства на 3-4%.

Сжатие денежной массы создает угрозу обвала финансового рынка, подобно случившемуся в 2007-2008. Отток капитала провоцирует дефолты множества заемщиков, которые могут приобрести лавинообразный характер. С учетом высокой монополизации этого рынка несколькими трейдерами, располагающими доступом к кредитным ресурсам госбанков, обвал может быть легко спланирован с целью обесценения и присвоения активов, заложенных участниками рынка под займы у банков. Это создает угрозу перераспределения прав собственности в пользу иностранного капитала и установления внешнего контроля за многими стратегически важными предприятиями.

Проводимая ЦБ политика повышения ставки рефинансирования влечет удорожание кредита, закрепляет тенденцию сжатия денежной массы и усугубляет дефицит денежного предложения со всеми указанными выше негативными последствиями. При этом снижения инфляции не происходит как вследствие продолжающегося действия ее немонетарных факторов, так и повышения издержек из-за удорожания кредита, сокращения производства и падения курса рубля. Последнее из-за недоступности кредита не дает позитивного эффекта для расширения экспорта и импортозамещения. Вследствие ухудшения условий воспроизводства капитала продолжается его бегство, несмотря на повышение процентных ставок. Экономика искусственно затягивается в воронку сокращающегося спроса и предложения, падающих доходов и инвестиций. Попытки удержать доходы бюджета за счет увеличения налогового пресса усугубляют бегство капитала и падение деловой активности.

Втягивание экономики в стагфляционную ловушку происходит исключительно вследствие проводимой макроэкономической, денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Падение производства и инвестиций происходит при наличии свободных производственных мощностей, загрузка которых в отраслях промышленности составляет 30-80%, неполной занятости, превышении сбережений над инвестициями, избытке сырьевых ресурсов. Экономика работает не более чем на 2\3 своей потенциальной мощности, продолжая оставаться донором мировой финансовой системы.

Чтобы выйти из стагфляционной ловушки нужно остановить скольжение по спирали «бегство капитала — сокращение денежного предложения — падение спроса и сжатие кредита — повышение издержек — рост инфляции, падение производства и инвестиций». Для этого нужно одновременно предпринять следующие действия.

I. Для снижения вывоза капитала

1. Дестимулировать утечку капитала путем введения налога на утечку капитала по ставке НДС на сомнительные безналичные трансграничные операции в иностранной валюте. В случае подтверждения законности этих операций (поставка импортируемого товара, оказание услуги, подтверждение оплаты процентов или погашения кредита, дивидендов и прочих законных доходов на вложенный капитал) внесенный НДС возвращается. До введения такого налога — резервирование денег по норме НДС на все сомнительные трансграничные операции сроком на год или до момента подтверждения их законности. Вывоз денег в наличной иностранной валюте в эквиваленте более 1 млн. руб. также облагать налогом на утечку капитала.

2. Возмещение НДС экспортерам проводить только после поступления экспортной выручки.

3. Прекратить включение во внереализационные расходы безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям и предъявлять иски к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов.

4. Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, запретить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги государств, которые ввели экономические санкции против России.

5. Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков.

6. Нормативно закрепить обязательность первичных размещений российских эмитентов на российских торговых площадках.

7. Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля.

8. Ввести лицензирование ЦБ трансграничных операций по вывозу капитала в иностранной валюте. Расширить полномочия и ответственность Росфинмониторинга, наделив его правом приостанавливать любые трансграничные операции российских и иностранных юридических лиц, ведущихся с возможным нарушением валютного и антиотмывочного законодательств.

9. В целях прекращения внутреннего оттока капитала запретить открытие депозитных счетов в иностранной валюте, а также накопление денег на ранее открытых счетах. Ограничить действие системы гарантирования банковских вкладов граждан только вкладами в рублях.

10. Для прекращения вывоза капитала по каналам страхования прекратить заключение договоров страхования в иностранной валюте. Создать Перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России; предоставить ему доминирующее положение на рынке перестрахования рисков российских резидентов.

11. В целях дедолларизации экономики установить повышенные нормативы резервирования и оценки рисков по банковским операциям в иностранной валюте, а также ввести 5%-й налог на приобретение иностранной валюты или номинированных в иностранной валюте ценных бумаг.

12. Для снижения оттока капитала в обслуживание внешнеэкономической деятельности стимулировать импорт и экспорт за рубли, воздержаться от введения ограничений на трансграничные операции в рублях, создавать условия для признания рубля резервной валютой денежными властями других стран. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы. Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами — с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.).

II. Для стабилизации валютного и финансового рынка

1.Прекратить накачку финансово-валютного рынка за счет денежной эмиссии.Для этого дифференцировать процентные ставки по операциям рефинансирования коммерческих банков: для пополнения ликвидности под залог ценных бумаг — по ставкам выше рыночных, а для рефинансирования кредитов производственным предприятиям под залог прав требований — по пониженным с контролем за их целевым использованием.

2. Для увеличения предложения иностранной валюты восстановить обязательную продажу валютной выручки экспортерами.

3. Для прекращения спекулятивного ажиотажа на валютном рынке зафиксировать обменный курс рубля на уровне ниже рыночного с последующей его корректировкой, проводимой неожиданно для участников рынка в зависимости от состояния платежного баланса.

4. Для прекращения манипулирования финансовым рынком пресечь деятельность организованных групп трейдеров, должностных лиц госбанков, чиновников ЦБ и Минфина, управляющих движением создаваемых государством кредитных ресурсов для присвоения сверхприбыли на финансовых спекуляциях с использованием инсайдерской информации, притворных сделок и монопольных соглашений.

5. В целях снижения системных рисков замена иностранных кредитных рейтинговых агентств, аудиторских и консалтинговых кампаний на российские во всех процедурах принятия инвестиционных решений органами государственной власти и банков с государственным участием.

III. Для предотвращения банкротства системообразующих предприятий

1.В целях замещения внешних займов российских корпораций ЦБ провести целенаправленную эмиссию кредитных ресурсов с предоставлением их предприятиям на тех же условиях, что и внешние кредиторы посредством контролируемых государством банков, на которые возложить контроль за целевым использованием кредитов.

2. Для купирования негативных последствий украинского кризиса провести централизацию проблемных активов российских кредиторов в специально создаваемом государственном кредитном учреждении с выпуском в обмен на передаваемые активы долгосрочных гарантированных государством облигаций.

3. Координацию работы с проблемными кредитами, выработку единой позиции по отношению к дефолтным странам-заемщикам возложить на создаваемый в этих целях Московский клуб инвесторов.

4. В целях предотвращения дефолтов коммерческих банков по внешним обязательствам провести их стресс-тестирование с выделением стабилизационных кредитов на условиях, аналогичных внешним займам.

5. В целях предотвращения остановки лизинга оборудования, финансируемого из внешних источников провести целевую эмиссию кредитных ресурсов для фондирования институтов развития на аналогичных условиях с использованием выделяемых средств на те же цели с замещением иностранного оборудования отечественным там, где это возможно.

IV. Для деофшоризации экономики

1. Законодательно ввести понятие «национальная компания» — зарегистрированная в России и не имеющая аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только таким кампаниям предоставлять доступ к недрам, госсубсидиям, к стратегически важным для государства видам деятельности.

2. Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах.

3. Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, запретить перевод активов в те из них, которые уклонятся. Денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения.

4. Ввести в отношении офшорных компаний налогообложение всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-го налога на все операции с «не сотрудничающими».

Осуществление перечисленных выше мер создаст необходимые условия для расширения кредита без риска перетока эмитируемых и возвращаемых из офшоров денег на валютно-финансовый рынок в спекулятивных целях. После их принятия появляется возможность неинфляционного расширения денежного предложения и ремонетизации экономики с целью наращивания инвестиционной и деловой активности.

V. Для прекращения спада деловой активности

1. В целях увеличения оборотного капитала производственных предприятий до оптимальной загрузки имеющихся производственных мощностей создать канал безлимитного рефинансирования ЦБ коммерческих банков под залог требований к производственным предприятиям по уже выданным кредитам по ставке не выше средней рентабельности обрабатывающей промышленности с обязательным условием предоставления получаемых кредитных ресурсов исключительно производственным предприятиям и ограничением банковской маржи 1%.

2. В целях увеличения инвестиций в модернизацию существующих производственных мощностей создать канал рефинансирования Банком России коммерческих банков под залог облигаций и акций системообразующих предприятий по ставке не выше средней доходности по активам обрабатывающей промышленности с установлением ответственности коммерческих банков за целевое использование получаемых кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования.

3. В целях увеличения инвестиций в создание новых производств и освоение новых технологий сформировать канал рефинансирования Банком России банков развития и контролируемых государством коммерческих банков под права требования на создаваемые активы под 2% годовых и с условием использования кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования с маржой не более 1%.

4. Для роста производства и инвестиций в отраслях с низкой рентабельностью(сельское хозяйство, инвестиционное машиностроение) создать механизмы субсидирования процентных ставок за счет средств специализированных институтов развития. Средства последнего переводить в рубли и размещать в институтах развития.

5. Для импортозамещения создать механизм целевого кредитования проектов расширения существующих и создания новых производств посредством предоставления гарантированных правительством кредитов институтов развития и коммерческих банков с их последующим рефинансированием Банком России по ставке 2% с ограничением банковской маржи 1%.

6. Для оптимизации государственного участия в подъеме инвестиционной активности произвести преобразование Резервного фонда в Бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путем фондирования институтов развития, облигаций государственных корпораций, инфраструктурных облигаций.

7. В целях повышения эффективности инвестиций создать институт оценки, выбора и реализации приоритетных направлений научно-технического и экономического развития в рамках формируемой системы стратегического планирования.

Принятие охарактеризованной выше системы мер по прекращению утечки капитала и переходу с внешних источников кредита на внутренние делает возможным проведение политики опережающего развития на основе многократного повышения инвестиционной и инновационной активности в ключевых направлениях становления нового технологического уклада. Ремонетизация экономики путем форсированного наращивания кредита посредством государственной банковской системы и возвращения части выведенного в офшоры капитала в ближайшие 2 года позволяет выйти на темпы прироста ВВП — на 6-8% в год, инвестиций — на 15% в год, расходов на НИОКР — на 20% в год при удержании инфляции на однозначном уровне.

http://www.business-gazeta.ru/article/140998/

http://www.russiapost.su/archives/57056

 


16.08.2015 Дело не в сдерживании России. Ставки намного выше

 

Зачем США развернули против России гибридную войну, эксплуатация экономики которой приносит заокеанскому капиталу огромные доходы, а генералы российского бизнеса добровольно перешли под американское командование, спрятав свои накопления в офшорах под англосаксонской юрисдикцией?

Произошедший в прошлом году обвал курса рубля и втягивание российской экономики в стагфляционную ловушку продемонстрировали возможности Вашингтона по манипулированию макроэкономической ситуацией в России. Опасения возрождения СССР на основе Евразийского экономического союза столь же беспочвенны, как риски возрождения Третьего рейха на пространстве ЕС.

Объективно американцам не требуется сдерживать Россию – ее макроэкономическое состояние манипулируется вашингтонскими международными организациями, а финансовый рынок – заокеанской олигархией. Также не имеют для США смысла и антироссийские санкции – наша страна является не реципиентом, а донором западной финансовой системы, в пользу которой ежегодно с российского рынка уходит около 150 миллиардов долларов.

Зачем США развернули против России гибридную войну, эксплуатация экономики которой приносит заокеанскому капиталу огромные доходы, а генералы российского бизнеса добровольно перешли под американское командование, спрятав свои накопления в офшорах под англосаксонской юрисдикцией? 

Конец «печатного станка» 

Дело не в сдерживании России. Ставки намного выше. Речь идет о схватке за глобальное лидерство, в которой американская гегемония подрывается растущим влиянием Китая. В этой схватке Америка проигрывает, что провоцирует ее властвующую элиту на агрессию.

Ее объектом стала Россия, которая в соответствии с европейской геополитической традицией рассматривается как обладательница мифологического Хартленда, контроль над которым, по убеждению англо-германских геополитиков, обеспечивает контроль над миром. Мир, однако, не остается неизменным.

Если двести лет назад Российская империя действительно политически доминировала в мире и «в Европе без разрешения русского царя не могла выстрелить ни одна пушка», то сегодня глобальная экономика контролируется западными транснациональными корпорациями, экспансия которых поддерживается безграничной эмиссией мировых валют. Монополия на эмиссию мировых денег является основой могущества западной финансовой олигархии, интересы которой обслуживает военно-политическая машина США и их союзников по НАТО. После краха СССР и распада связанной с ним мировой системы социализма это могущество стало всемирным, а лидерство США показалось окончательным.

Однако у любой экономической системы есть пределы развития, определяемые закономерностями воспроизводства ее технологической и институциональной структуры. Лидировавшие до этого страны сталкиваются с непреодолимыми трудностями в поддержании прежних темпов экономического роста. Перенакопление капитала в устаревающих производственно-технологических комплексах ввергает их экономику в депрессию, а сложившаяся система институтов затрудняет формирование новых технологических цепочек.

Они вместе с новыми институтами организации производства пробивают себе дорогу в других странах, прорывающихся в лидеры экономического развития. Прежние лидеры стремятся удержать свое доминирование на мировом рынке посредством усиления контроля над своей геоэкономической периферией, в том числе методами военно-политического принуждения.

Как правило, это влечет крупные военные конфликты, в которых прежний лидер растрачивает ресурсы, не добиваясь должного эффекта. Находящийся к этому времени на волне подъема потенциальный новый лидер старается занять выжидательную позицию, чтобы сохранить свои производительные силы и привлечь спасающиеся от войны умы, капиталы и сокровища воющих стран. Наращивая свои возможности, новый лидер выходит на мировую арену, когда воющие противники достаточно ослабеют, чтобы присвоить себе плоды победы.

Попытки Вашингтона организовать государственные перевороты в Бразилии, Венесуэле, Боливии выталкивают из-под гегемонии США Южную Америку. Бразилия, уже участвующая в коалиции БРИКС, имеет все основания стремиться к преференциальному торговому режиму и развитию кооперации со странами ШОС.

Это создает возможности для формирования крупнейшего в мире экономического объединения стран ЕАЭС, ШОС, МЕРКОСУР, к которому вполне вероятно присоединение АСЕАН. Дополнительные стимулы к такой широкой интеграции, охватывающей более половины населения, производственного и природного потенциала планеты, дает навязчивое стремление США к формированию тихоокеанской и трансатлантической зон преференциальной торговли и сотрудничества без участия стран БРИКС. США делают ту же ошибку, что и предыдущий мировой лидер – Великобритания, которая в пору Великой депрессии стремилась защитить от американских товаров свою колониальную империю протекционистскими мерами.

Однако в результате Второй мировой войны, спровоцированной английской геополитикой с целью блокирования развития Германии, усиления доминирования в Европе и установления контроля над территорией СССР, Великобритания потеряла империю вместе с крахом всей системы европейского колониализма, сдерживавшей мировое экономическое развитие.

Сегодня таким тормозом стала американская финансовая империя, втягивающая все ресурсы планеты в обслуживание растущей долговой пирамиды США. Объем их государственного долга вышел на экспоненциальный рост, а величина всех американских долговых обязательств уже более чем на порядок превышает ВВП США, что свидетельствует о приближающемся коллапсе американской, а вместе с ней всей западной финансовой системы.

Чтобы избежать краха и удержать глобальное лидерство, американская финансовая олигархия стремится к развязыванию мировой войны. Она спишет долги и позволит сохранить контроль над периферией, уничтожить или, по меньшей мере, сдержать конкурентов. Этим объясняется американская агрессия в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке с целью усилить контроль над этим нефтедобывающим регионом и одновременно над Европой.

Но направлением главного удара является в силу своего ключевого значения в глазах американских геополитиков Россия. Не по причине ее усиления и не в качестве наказания за воссоединение с Крымом, а в силу традиционного западного геополитического мышления, озабоченного борьбой за удержание мировой гегемонии. И опять же по заветам западных геополитиков война с Россией начинается со схватки за Украину.

Источник

 


04.06.2015 Преодолеть спад 

 

Для выхода из воронки стагфляции необходимо осуществить комплекс мер, направленных на радикальное снижение вывоза капитала, деофшоризацию, стабилизацию валютного и финансового рынка. Вслед за этим надо безотлагательно приступить к форсированному наращиванию кредита посредством целевого рефинансирования по сниженным ставкам.

В стагфляционной ловушке

Главной причиной стагфляции, проявляющейся в дестабилизации курса рубля и повышении инфляции при одновременном падении инвестиций и экономической активности, является отток капитала, объём которого составил в прошлом году 130 млрд долларов, а в текущем году ожидается не ниже 100 млрд долларов (при сохранении тенденции ослабления рубля может достичь 120–140 млрд долларов). Это эквивалентно 5–7% ВВП, что означает вычет из фонда накопления до одной трети его потенциальной величины. В том числе не менее трети от общего оттока капитала составляет нелегальный отток (утечка капитала), связанный с уводом доходов от налогообложения, что оборачивается ущербом для госбюджета до триллиона рублей ежегодно.

Нарастающая убыль капитала, накопленный вывоз которого оценивается более чем в триллион долларов, связан с беспрецедентной для крупных стран офшоризацией и открытостью российской экономики, следствием чего стала чрезвычайная уязвимость её финансовой системы от внешних факторов. Эта уязвимость наглядно проявилась в трёхкратном обрушении фондового рынка во время кризисов 1998 и 2008 годов, из которых так и не были извлечены должные уроки.

В настоящее время более половины российской денежной базы сформировано под внешние источники кредита, а посредством офшоров осуществляется 30–40% негосударственных инвестиций. Совокупная внешняя задолженность России составляет около 600 млрд долларов (74% долгов номинированы в долларах и евро), превышая объём международных резервов страны, который составляет около 375 млрд долларов. Основная часть внешнего долга приходится на корпорации и банки, в том числе более 60% — на принадлежащие государству. При этом подавляющая часть внешних займов получена из стран, являющихся членами НАТО. Введённые ими санкции влекут вывод из России около 11 трлн рублей до конца текущего года. Ужесточение санкций может привести к блокированию российского капитала в офшорных зонах, через которые ежегодно проходит более 50 млрд долларов инвестиций в Россию.

Вследствие дестабилизации курса рубля происходит долларизация сбережений граждан, что является одной из форм вывода капитала (по этому каналу из страны уже выведено более 30 млрд долларов).

Центральный банк РФ не предпринимает мер ни по прекращению оттока капитала, ни по замещению иссякающих внешних источников кредита внутренними. Несмотря на развёрнутую руководством США финансовую войну против России, ЦБ по-прежнему руководствуется догмами Вашингтонского консенсуса, которые подчиняют макроэкономическую политику интересам иностранного капитала.

Выделяемые Банком России кредиты банковской системе не компенсируют не только вывод капитала западными кредиторами, но даже изъятие денег правительством в стабилизационные фонды. В результате происходит сжатие денежной массы, сокращение кредита, падение инвестиций и производства. К концу 2015 года, если политика ЦБ не изменится, прекращение внешнего кредита вызовет спазматическое сжатие денежного предложения в стране и приведёт к падению инвестиций более чем на 5%, а производства на 3–4%.

Сжатие денежной массы создаёт угрозу обвала финансового рынка, подобного тому, который случился в 2008–2009 годах. Отток капитала провоцирует дефолты множества заёмщиков, и эти дефолты могут приобрести лавинообразный характер. С учётом высокой монополизации этого рынка и господства на нём всего нескольких трейдеров, располагающих доступом к кредитным ресурсам госбанков, обвал может быть легко спланирован с целью обесценения и присвоения активов, заложенных участниками рынка под займы у банков. Это создаёт угрозу перераспределения прав собственности, в том числе в пользу иностранного капитала, и установления внешнего контроля над многими стратегически важными предприятиями.

Проводимая ЦБ политика удержания ставки рефинансирования на уровне, существенно завышенном по отношению к уровню рентабельности реального сектора, влечёт удорожание кредита, закрепляет тенденцию сжатия денежной массы и усугубляет дефицит денежного предложения со всеми указанными выше негативными последствиями. При этом снижения инфляции не происходит как по причине того, что она обусловлена преимущественно немонетарными факторами, так и вследствие повышения издержек из-за удорожания кредита, сокращения производства и падения курса рубля. Последнее из-за недоступности кредита не даёт позитивного эффекта для расширения экспорта и импортозамещения. В свою очередь, вследствие ухудшения условий воспроизводства капитала продолжается его бегство, несмотря на повышение процентных ставок. Экономика искусственно втягивается в воронку сокращающегося спроса и предложения, падающих доходов и инвестиций. Попытки удержать доходы бюджета за счёт увеличения налогового пресса усугубляют бегство капитала и падение деловой активности.

Экономика втягивается в стагфляционную воронку исключительно вследствие проводимой макроэкономической, денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Падение производства и инвестиций происходит при наличии свободных производственных мощностей, загрузка которых в отраслях промышленности составляет 30–80%, неполной занятости, превышении сбережений над инвестициями, избытке сырьевых ресурсов. Экономика работает не более чем на 2/3 своей потенциальной мощности, продолжая оставаться донором мировой финансовой системы.

Чтобы вырваться из стагфляционной ловушки, нужно остановить скольжение по спирали «бегство капитала – сокращение денежного предложения – падение спроса и сжатие кредита – повышение издержек – рост инфляции, падение производства и инвестиций». Для этого нужно одновременно предпринять следующие действия.

 

Меры для снижения вывоза капитала

  1. Дестимулировать утечку капитала путём введения налога по ставке НДС на сомнительные безналичные трансграничные операции в иностранной валюте. В случае подтверждения законности этих операций (поставка импортируемого товара, оказание услуги, подтверждение оплаты процентов или погашения кредита, если он выдан на срок не менее года, дивидендов и прочих законных доходов на вложенный капитал) внесённый НДС возвращается. До введения такого налога осуществлять резервирование денег по норме НДС на все сомнительные трансграничные операции сроком на год или до момента подтверждения их законности. Вывоз денег в наличной иностранной валюте в эквиваленте более 1 млн рублей также облагать налогом на утечку капитала.
  2. Возмещать НДС экспортёрам только после поступления экспортной выручки.
  3. Прекратить включение во внереализационные расходы безнадёжных долгов нерезидентов российским предприятиям и предъявлять иски к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов.
  4. Ввести ограничения на объёмы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, запретить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги государств, которые ввели экономические санкции против России.
  5. Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков.
  6. Нормативно закрепить обязательность первичных размещений акций отечественных эмитентов на российских торговых площадках.
  7. Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля.
  8. Ввести лицензирование Центробанком трансграничных операций по вывозу капитала в иностранной валюте. Расширить полномочия и ответственность Росфинмониторинга, наделив его правом приостанавливать любые трансграничные операции российских и иностранных юридических лиц, ведущиеся с возможным нарушением валютного и антиотмывочного законодательств.
  9. В целях прекращения внутреннего оттока капитала запретить открытие новых депозитных счетов в иностранной валюте, а также накопление денег на ранее открытых счетах. Ограничить действие системы гарантирования банковских вкладов граждан только вкладами в рублях.
  10. Для прекращения вывоза капитала по каналам страхования прекратить заключение договоров страхования в иностранной валюте. Создать перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России; предоставить ему доминирующее положение на рынке перестрахования рисков российских резидентов.
  11. В целях дедолларизации экономики установить повышенные нормативы резервирования и оценки рисков по банковским операциям в иностранной валюте, а также ввести налог на приобретение иностранной валюты или номинированных в иностранной валюте ценных бумаг, привлечение иностранных спекулятивных инвестиций.
  12. Для снижения оттока капитала в обслуживание внешнеэкономической деятельности стимулировать импорт и экспорт за рубли, воздержаться от введения ограничений на трансграничные операции в рублях, создавать условия для признания рубля резервной валютой денежными властями других стран. При этом предусматривать выделение связанных рублёвых кредитов государствам — импортёрам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные свопы. Кардинально расширить систему обслуживания расчётов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами — с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.).

 

Меры по стабилизации валютного и финансового рынка

  1. Прекратить накачку финансово-валютного рынка за счёт денежной эмиссии. Для этого дифференцировать процентные ставки по операциям рефинансирования коммерческих банков: для пополнения ликвидности под залог ценных бумаг — по ставкам выше рыночных, а для рефинансирования кредитов производственным предприятиям под залог прав требований — по пониженным ставкам с контролем целевого использования этих кредитов.
  2. Для увеличения предложения иностранной валюты восстановить обязательную продажу валютной выручки экспортёрами.
  3. Для прекращения спекулятивного ажиотажа на валютном рынке стабилизировать обменный курс рубля на текущем уровне с последующей его корректировкой (в случае изменения фундаментальных условий внешнеэкономического обмена), проводимой неожиданно для участников рынка в зависимости от состояния платёжного баланса.
  4. Для прекращения манипулирования финансовым рынком пресечь деятельность организованных групп трейдеров, должностных лиц госбанков, управляющих движением создаваемых государством кредитных ресурсов для присвоения сверхприбыли на финансовых спекуляциях с использованием инсайдерской информации, притворных сделок и монопольных соглашений. С целью устранения конфликта интересов работников ММВБ провести её национализацию с установлением её статуса как некоммерческой организации.
  5. В целях снижения системных рисков во всех процедурах принятия инвестиционных решений органами государственной власти и банками с государственным участием заменить иностранные кредитные рейтинговые агентства, аудиторские и консалтинговые компании на российские.

 

Предотвращение банкротства системообразующих предприятий

  1. В целях замещения внешних займов российских корпораций ЦБ провести целенаправленную эмиссию кредитных ресурсов с предоставлением их предприятиям на тех же условиях, на которых они предоставлялись внешними кредиторами, посредством контролируемых государством банков, на которые возложить контроль целевого использования кредитов.
  2. Для купирования негативных последствий украинского кризиса провести централизацию проблемных активов российских кредиторов в специально создаваемом государственном кредитном учреждении с выпуском в обмен на передаваемые активы долгосрочных гарантированных государством облигаций.
  3. В целях предотвращения дефолтов коммерческих банков по внешним обязательствам провести их стресс-тестирование с выделением стабилизационных кредитов на условиях, аналогичных внешним займам.
  4. В целях предотвращения остановки лизинга оборудования, финансируемого из внешних источников, провести целевую эмиссию кредитных ресурсов для фондирования институтов развития на аналогичных условиях с использованием выделяемых средств на те же цели с замещением иностранного оборудования отечественным там, где это возможно.

 

Минимально необходимые меры по деофшоризации экономики

  1. Законодательно ввести понятие «национальная компания» — зарегистрированная в России и не аффилированная с иностранными лицами и юрисдикциями. Только таким компаниям предоставлять доступ к недрам, госсубсидиям, к стратегически важным для государства видам деятельности.
  2. Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах.
  3. Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, запретить перевод активов в те из них, которые уклонятся. Денонсировать имеющиеся соглашения с ними, заключенные с целью избежать двойного налогообложения.
  4. Ввести в отношении офшорных компаний налогообложение всех доходов, получаемых от российских источников, под угрозой установления 30-процентного налога на все операции с «несотрудничающими».

 

Прекращение спада деловой активности и возобновление роста

Перечисленные выше меры создадут необходимые условия для расширения кредита без риска перетока эмитируемых и возвращаемых из офшоров денег на валютно-финансовый рынок в спекулятивных целях. После их принятия появляется возможность неинфляционного расширения денежного предложения и ремонетизации экономики с целью наращивания инвестиционной и деловой активности. Для этого нужно перейти на многоканальную систему рефинансирования производственной и инвестиционной деятельности, что потребует соответствующего усложнения денежно-кредитной политики, которой придётся использовать множество управляющих параметров (наряду с инфляцией и ключевой ставкой нужно будет контролировать обменный курс, объёмы кредитов, выделяемых по различным каналам с разными процентными ставками, объёмы трансграничного движения капитала и прочие существенные для регулирования денежного обращения параметры).

В частности, потребуется создание следующих каналов и механизмов рефинансирования, а также ряда институтов, необходимых для запуска процесса развития.

  1. В целях увеличения оборотного капитала производственных предприятий до оптимальной загрузки имеющихся производственных мощностей создать канал безлимитного рефинансирования ЦБ коммерческих банков под залог требований к производственным предприятиям по уже выданным кредитам по ставке не выше средней рентабельности обрабатывающей промышленности. Обязательное условие: получаемые кредитные ресурсы предоставляются исключительно производственным предприятиям, банковская маржа ограничивается 1%.
  2. В целях увеличения инвестиций в модернизацию существующих производственных мощностей создать канал рефинансирования Банком России коммерческих банков под залог облигаций и акций системообразующих предприятий по ставке не выше средней доходности по активам обрабатывающей промышленности с установлением ответственности коммерческих банков за целевое использование получаемых кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования.
  3. В целях увеличения инвестиций в создание новых производств и освоение новых технологий сформировать канал рефинансирования Банком России банков развития и контролируемых государством коммерческих банков под права требования на создаваемые активы под 1% годовых и с условием использования кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования с маржой не более 1%.
  4. Для роста производства и инвестиций в отраслях с низкой рентабельностью (сельское хозяйство, инвестиционное машиностроение) создать механизмы субсидирования процентных ставок специализированными институтами развития с их рефинансированием Резервным фондом правительства. Средства последнего переводить в рубли и размещать в институтах развития.
  5. Для импортозамещения создать механизм целевого кредитования проектов расширения существующих и создания новых производств посредством предоставления гарантированных правительством кредитов институтов развития и коммерческих банков с их последующим рефинансированием Банком России по ставке 1% с ограничением банковской маржи 1%.
  6. Для оптимизации государственного участия в подъёме инвестиционной активности произвести преобразование Резервного фонда в Бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путём фондирования институтов развития, облигаций государственных корпораций, инфраструктурных облигаций.
  7. В целях повышения эффективности инвестиций создать институт оценки, выбора и реализации приоритетных направлений научно-технического и экономического развития в рамках формируемой системы стратегического планирования.

Описанная выше система мер направлена на то, чтобы прекратить утечку капитала и перейти с внешних источников кредита на внутренние. Эти меры делают возможным проведение политики опережающего развития на основе многократного повышения инвестиционной и инновационной активности в ключевых направлениях становления нового технологического уклада. Ремонетизация экономики путём форсированного наращивания кредита посредством государственной банковской системы и возвращения части выведенного в офшоры капитала в ближайшие два года позволяет обеспечить прирост ВВП на 6–8% в год, инвестиций — на 15% в год, расходов на НИОКР — на 20% в год при удержании инфляции на приемлемом уровне.

www.odnako.org

http://www.russiapost.su/archives/49667

 


21.05.2015 О рекомендациях МВФ

 

АЙСЕЛЬ ГЕРЕЙХАНОВА: МВФ советует реформироваться. Международный Валютный Фонд порекомендовал России начать экономические реформы. По их мнению, экономике России нужны реформы. Так,  например,  считает заместитель директора распорядителя Международного Валютного Фонда Минь Чжу. Об этом он сказал в ходе выступления на конференции по вопросам ведения бизнеса со странами  Брикс в посольстве России в США. В том числе, он одобрил политику Центробанка России, назвал её умеренной и абсолютно правильной. С нами на связь выходит советник президента России экономист Сергей Глазьев.       Сергей Юрьевич, добрый вечер!

СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ: Добрый вечер!

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Согласны ли вы с рекомендациями МВФ?

С.ГЛАЗЬЕВ: Вы знаете, надо, прежде всего,  понимать, что хочет МВФ, какие он преследует цели. МВФ никогда не преследует цели экономического роста, процветания, подъёма уровня жизни населения и так далее. У МВФ просто совершенно другие задачи. Задачей Валютного Фонда является устранение государственных барьеров на пути свободного движения капиталов. По сути, Международный Валютный Фонд — это орган, призванный отражать интересы международного капитала, которые далеко не всегда и не во всём совпадают с интересами национальных государств. Поэтому рекомендации МВФ с точки  зрения интересов национальных экономик почти никогда не приносят ожидаемых в странах результатов. Если мы с вами хотим иметь экономический рост, то нам  не следует руководствоваться рекомендациями МВФ. Везде, где политики руководствовались рекомендациями МВФ, наблюдалось падение производства, рост безработицы и инфляция.  Это связано с тем, что МВФ настаивает на демонтаже всех барьеров на пути движения капиталов, а поскольку капитал в основном сегодня движется спекулятивный, во всяком случае, в нашу страну, то устранение барьеров на пути движения спекулятивного капитала вызывает хаос, вызывает колебание курса валюты. И, собственно говоря, произошедший в нашей стране в конце прошлого года обвал рубля и резкий рост его валют, и нынешний спад производства, всплеск инфляции — всё это результат прямого выполнения рекомендаций МВФ. Не будем забывать, что миссия МВФ, которая была в Москве в сентябре прошлого года, рекомендовала Банку России: во-первых, ввести свободное плавание курса рубля, во-вторых, не вводить никаких ограничений на движение капитала, в  том числе, спекулятивного капитала, и повышать процентную ставку для борьбы с инфляцией.  Собственно говоря, Банк России именно это и сделал, и следствием этого явилась девальвация рубля, явилось падение производства, поскольку процентная ставка была повышена до такого уровня, что деньги оказались отрезанными от реального сектора экономики, устремились в спекулятивную воронку, и, таким образом, вместо снижения инфляции мы получили её резкий рост, в два раза,  а вместо роста производства, который мог бы быть около восьми процентов  в прошлом году, получили падение производства. И, собственно говоря, в этом нет ничего удивительного, потому что, ещё раз подчеркну, Валютный Фонд никогда и нигде не ставит перед собой задачи экономического роста и процветания. И с точки зрения политики и цели МВФ, действия Банка России были абсолютно адекватными, и, более того, они полностью, буквально соответствовали тем рекомендациям, которые МВФ дал российским денежным властям в  сентябре прошлого года.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Сергей Юрьевич, но  тогда, если говорить о необходимости, всё-таки, экономических реформ, если они необходимы, то с чего нам нужно начать?

С.ГЛАЗЬЕВ: С точки зрения МВФ?

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Нет, с точки зрения вашей.

С.ГЛАЗЬЕВ: С точки зрения наших с вами интересов нам нужно начать с  системной политики экономического роста. Реформы — это пустое слово. Нам нужна стратегия экономического роста. Для этого необходимо, чтобы денежные потоки следовали за задачами экономического роста. Нам нужен подъём производства, а не рост спекуляции. Сегодня главным центром прибыли и главным направлением движения капитала являются биржевые спекуляции. Именно, Московская Биржа стала главным генератором прибыли в нашей экономике за счёт дестабилизации, за счёт выведения экономики из состояния равновесия. Спекулянты сначала обогатились на обвале рубля, теперь они обогащаются на повышении курса рубля. И то, и другое приносит им баснословные прибыли, в то время как реальный сектор пострадал вследствие сначала оттока капитала из страны и прекращения кредита, а теперь реальный сектор страдает из-за повышения курса рубля, потому что теряет конкурентоспособность. Вот, если бы кто-то захотел угробить российскую экономику, то он именно это и порекомендовал бы: сначала резко опустить курс рубля для того, чтобы вызвать инфляцию, хаос и сбить инвестиции.  Инвестиции прекратились, увеличились издержки в связи с ростом цен, затем поднять курс рубля для того, чтобы снова промышленность снова стала неконкурентоспособной. Ну, это всё равно, что, знаете, больной организм сначала разогреть до температуры 40,5 градусов, а затем снизить до температуры 30 градусов. Вряд ли, кто-то из людей такого рода эксперимент выдержит. И экономика — это ведь живой организм. Нужна политика экономического рост: это значит снижение процентных ставок, управление движением денег, целевое кредитование, валютный контроль и регулирование, сочетание стратегического планирования и  рыночной самоорганизации, гармонизация  интересов и честное государственное партнёрство в интересах роста производства, а не в интересах спекулянтов.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Сергей Юрьевич, я вас очень прошу в конце попросить, чтобы вы отдельно прокомментировали решение Верховной Рады, которая хочет принять законопроект, позволяющей накладывать мораторий на выплату иностранных долгов, в том числе и России. Как утверждается, в перечень таких долгов попал и  выпуск евробондов Украины на три миллиарда долларов, выкупленных Россией в конце 2013 года. На ваш взгляд, как должна действовать Россия в такой ситуации?

С.ГЛАЗЬЕВ: Это решение абсолютно нелегитимно, как и нелегитимна сама украинская власть после недавних законов, принятых по декоммунизации и по героизации гитлеровских коллационистов, с моей точки зрения, мы должны рассматривать украинские власти как правопреемников не Украинской Советской Социалистической Республики, а оккупационного гитлеровского режима. Сами украинские власти ведут свою легитимность, ведут свою правопреемство по  отношению к оккупационным властям гитлеровской Германии, разница только в том, что сейчас Украина оккупирована американцами, и роль … выполняет американский посол. Поэтому все решения украинской власти, с моей точки зрения, нельзя считать легитимными так же, как и решение отказаться от выплаты долгов. Но Германии ничто не мешало нарушать международное право, также  как и Америка сегодня свободно нарушает международное право, вторгаясь во внутренние дела Украины, фактически манипулируя украинским нацистским режимом, поэтому надо к этому относиться, как к очередному нелегитимному  решению,  которое под собой не имеет никакой юридической силы. И нам, как мне кажется, нужно международное сообщество убеждать в том, что нацистский режим в Киеве не имеет право на существование. Это нелегитимный режим, который угнетает народ Украины, который совершает геноцид русского населения Украины, который совершает военные преступления, который не собирается оплачивать долги и который фактически характеризуется как террористический режим, и в случае дальнейшего продления существования этого режима мы будем иметь нарастающие негативные последствия, включая обострение, дальнейшее  напряжение в Европе. Поэтому нужно этот очередной акт рассматривать как основание для того, что признать украинские власти нелегитимными, и призвать международное сообщество к изоляции украинского режима, как нацистского, античеловеческого, преступного и угрожающего  миру и безопасности в Европе.

А.ГЕРЕЙХАНОВА: Спасибо! С нами на связи был советник президента России, экономист Сергей Глазьев.

http://govoritmoskva.ru

http://www.russiapost.su/archives/48668

 

 


16.05.2015 Гибридная война и контроль над Россией 

 

В региональном штабе «Единой России» накануне прошла всероссийская открытая лекция в формате видеоконференции на тему «Перспективы развития российской экономики в условиях санкций». Для единороссов и приглашенных журналистов выступил Сергей Глазьев, советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции, академик РАН. Эксперт рассказал о геополитической ситуации, гибридной войне, раскрыв стратегию Америки, механизм ее «оранжевых революций», и пояснил, почему ключевой проблемой России является недофинансирование системы образования.

Время финансовой турбулентности, гонка вооружений и потребность в инновациях

Свое выступление спикер начал с небольшого пояснения: «Эта лекция имеет прямое отношение к объяснению военно-политической напряженности, которая сложилась сегодня в мире вокруг России». По его словам, предпосылками к этому стали долгосрочные тенденции технико- и политико-экономического развития. Приводим выступление Глазьева полностью.

— Сейчас мы наблюдаем циклический процесс смены волн в экономике, что характеризуется финансовой турбулентностью, кризисами, депрессиями и обострением военно-политической напряженности в связи с тем, что для перехода к новому технологическому укладу требуется резкое повышение расходов на НИОКР, подъем инновационной активности, рост инвестиций. Это в условиях депрессии частный бизнес делает неохотно, поэтому роль государства резко возрастает в разы. И так как либерально-демократическая доктрина доминирует в передовых странах (в технологическом смысле передовых), не разрешает им тратить государственные деньги иначе, как для нужд обороны, если говорить об инвестициях в НИОКР. Объективное повышение государственных расходов, как правило, в эти периоды приводит к гонке вооружений вплоть до военных действий.

Такой предыдущий период прошел у нас относительно мирно в 70-80-е годы, когда мир проходил глобальную депрессию, связанную со структурным кризисом и переходом на новый тогда технологический информационно-коммуникационный уклад, который дальше и поднимал экономику передовых стран, расширяясь так на 25% в год. Этот бурный рост информационно-коммуникационных технологий завершился примерно 10 лет назад, и это можно было предсказать.

Обычно такой режим устойчивого роста капиталистической экономики длится 20-25 лет, после чего в силу объективных закономерностей пределы развития технологических ниш исчерпываются. Это то, что экономисты называют «уплывающей отдачей», т. е. каждые новые инвестиции дают снижающуюся отдачу, и наступает момент, когда эта отдача становится нулевой или даже отрицательной и капитал вынужден искать новую нишу приложения. Поскольку речь идет о крупномасштабных технологических сдвигах, то сразу выйти из пределов технологического роста очень сложно: капитал уходит в финансовый сектор, наблюдаются финансовые пузыри и турбулентности.

«Обычно режим устойчивого роста капиталистической экономики длится 20-25 лет, после чего в силу объективных закономерностей пределы развития технологических ниш исчерпываются»

Поскольку нет понимания, куда выгодно вкладывать деньги, капитал начинает работать на коротком горизонте — это финансовый рынок, это пора финансовых спекуляций, финансовых пузырей, и у некоторых даже появляется впечатление, что финансовый сектор стал важнее реального сектора. Я даже видел подобные диссертации о том, что современная экономика — это экономика финансов, бирж, а реальный сектор — это что-то второстепенное.

«Мы живем в условиях неустойчивости с 2007 года из-за прекращения развития технологий»

— На самом деле это повторяющийся процесс, который мы наблюдали и в 70-е годы, а до этого в конце 20-х годов, когда был финансовый крах. Собственно говоря, сейчас мы это турбулентное время проходим, и для того чтобы государству обосновать необходимость реакции на кризис через резкое увеличение стимулирующих мер, помогающих бизнесу пробиться к новым технологическим рубежам, начинается милитаризация, освоение новых технологий через всплеск оборонных расходов, что ставит мир в постоянную нервозную ситуацию на грани войны.

В прошлый кризис нам навязали гонку вооружений в космосе, куда были брошены гигантские деньги в освоение ракетно-космических военных технологий. Тогда развернулась компания «звездных войн» — стратегическая оборонная инициатива (СОИ), которая и дала тот итог новых технологий, затем обеспечивший модернизацию всей экономики и устойчивый экономический рост вплоть до кризиса 2007 года. И с этого момента мы живем в условиях неустойчивости, высокой неопределенности, нарастающей этнополитической напряженности, и те формы военно-политических действий, которые принимает современная американская военно-политическая машина, совершенно отличает вершину технологий в развитии нового технологического уклада.

Огромные деньги вкладываются сейчас в кибероружие, кибербезопасность — это продолжение информационно-коммуникационного тренда. Немало денег тратится сейчас на исследования в области клеточной медицины, генной инженерии, экспериментируются возможности создания целенаправленного биологическое оружия, которое может поражать людей определенного пола, возраста и даже этнической группы. Все это уже не является фантастикой, и генетики работают и упражняются с такого рода вирусами.

Дальше мы говорим про психологическое оружие: СМИ, нейролингвистическое программирование и когнитивное оружие, с которым мы сталкиваемся фактически повседневно.

Гибридная война и контроль над Россией

— И сама форма ведения боевых действий сегодня между странами, которую специалисты уже окрестили гибридной войной, совершенно отличается от тех войн, которые мы до сих пор видели: тем, что военная сила применяется как последний аргумент, когда противник уже фактически повержен и его надо наказать. А для того чтобы противника повергнуть, необходимо создать хаос.

И вот эта технология «оранжевых революций», технология манипулирования сознанием — проявление современного технологического подхода, связанного с новым технологическим укладом, своими возможностями информационного воздействия на общественное сознание, которое на наших глазах повергло в хаос сначала Ближний Восток, а затем добралось и до нас.

«Сама форма ведения боевых действий сегодня между странами, которую специалисты уже окрестили гибридной войной, совершенно отличается от тех войн, которые мы до сих пор видели»

Американцы в течение буквально двух лет, опираясь на базу, которая была создана за двадцатилетие до этого, сумели методами информационно-психологической войны, массового манипулирования сознанием, внедрением когнитивных деструктивных образов не просто повергнуть в хаос Украину, а превратить народ Украины в нечто для нас совершенно необычное и удивительное, мягко говоря, с точки зрения той мифологии, которая овладела сегодня умами.

Здесь мы сталкиваемся с совершенно архаичными проявлениями сознания, когда люди готовы применять насилие и совершать преступления. Эти архаичные формы общественного сознания порождены той системой его обработки, которая связана с созданием хаоса, из которого выстраивается порядок, нужный заказчику, в этом случае американцам.

Им нужно создать плацдарм для дальнейшего наступления на Россию и превратить фактически часть русского мира в антирусский мир, т. е. это то, что не удалось сделать в свое время немцам в конце XIX века, затем в Первую мировую войну австрийцам, потом опять немцам. Хотя украинский нацизм был всегда маргинальным, и во время советской власти никто не хотел говорить по-украински, быть украинцем. И даже в военное время гитлеровцы могли опереться только на эту маргинальную часть людей, которая была представлена деклассированными элементами, воспринявшими идеологию превосходства над русскими, но пресмыкания перед европейцами как способ самоутверждения через ту силу, которая давала эта партия.

А сейчас это уже массовая технология, которая является примером применения нового технологического уклада в политике для решения задач борьбы за мировое лидерство, за сохранение гегемонии в глобальном мире, которая сейчас проходит между Америкой и Азией, как борьба за контроль над периферией. Потому что воевать двум гегемонам достаточно рискованно, поэтому сначала идет борьба за периферию: старый лидер старается усилить свои конкурентные возможности за счет установления контроля над своей периферией. А мы с начала 90-х годов постепенно оказались на периферии американской финансовой системы, откуда они не хотят нас выпускать с этого положения и используют свои возможности манипулирования нашей финансовой экономической системы в своих интересах. И когда средняя военно-политическая напряженность, это манипулирование кардинально усиливается: американцам очень нужно вернуть себе контроль над Россией, не столько для того, чтобы получать здесь прибыль, сколько для того, чтобы не дать возможность Китаю получить доступ к природным богатствам России.

Контроль над Россией автоматически обеспечивает контроль над Средней Азией, что тоже важно с точки зрения американо-китайского противостояния, и само разжигание войны в Европе — это способ усиления контроля над Европой, то есть борьба идет во многих портах.

Человеческий капитал сейчас главный

Также Глазьев познакомил слушателей лекции с результатами научных исследований, позволяющих лучше понять причины происходящих явлений, каковы главные угрозы для страны и сценарии дальнейшего развития событий.

— В принципе наше положение не самое плохое, как многим кажется: Россия остается самой богатой страной в мире с точки зрения национального богатства на душу населения. Мы опережаем всех, включая Соединенные Штаты. Но проблема наша в том, что в основе нашего национального богатства лежит природно-ресурсный потенциал: если его доля в передовых странах составляет всего 4%, то в нашей экономике доля природно-ресурсного потенциала — 40%. А то, что называется основным капиталом, основные производственные фонды — производственный аппарат, обеспечивающий экономическое развитие, — у нас здесь всего 10% в структуре национального богатства. В передовых странах он составляет порядка 20%.

Но главным сейчас является человеческий капитал. Начиная с 60-х годов прошлого столетия, инвестиции в человека, в образование, в науку и культуру начали превосходить в абсолютном выражении инвестиции в «железо». А после перехода на информационно-коммуникационный технологический уклад «экономики знаний» эта закономерность резко усилилась.

Примерно 60-70 лет назад, после войны, мы перешли на инновационный путь развития, когда главным фактором экономического роста стал технический прогресс. Сегодня порядка 90% прироста национального дохода и валового продукта передовых стран достигается за счет технического прогресса и новых технологий, дающих повышение эффективности и позволяющих осваивать новые возможности. Это привело к тому, что главным национальным богатством стал человеческий капитал. И здесь мы выглядим средне, совсем небезнадежно, но тем не менее все прочие страны имеют долю развития человеческого капитала даже выше, чем наша. И главная причина того, что мы не растем по человеческому капиталу, в резком снижении финансирования науки и образования, которое имело место с начала 90-х годов.

«Россия остается самой богатой страной в мире с точки зрения национального богатства на душу населения. Мы опережаем всех, включая Соединенные Штаты. Но проблема в том, что в основе нашего национального богатства лежит природно-ресурсный потенциал»

Если брать структуру наших бюджетных расходов, то до сих пор мы несем эти «родимые пятна» деградации 90-х годов: у нас доля расходов на образование примерно в 1,5 раза ниже, чем в среднем в мире, и примерно такая же картина в отношении здравоохранения. Если брать уровень передовых стран, то у нас доля расходов на воспроизводство человеческого капитала отстает от этого уровня почти в два раза. И поэтому мы не должны ставить перед собой задачу сэкономить на производстве человеческого капитала — это абсолютно бесперспективно.

«Нет ничего более далекого от реальности, чем модель, которой руководствуются наши макроэкономисты»

— Шла дискуссия по поводу того, что делать с нефтедолларами, которые были в избытке, но наши макроэкономисты, к сожалению, мало понимают в этих тенденциях и считают, что рынок — это автоматический черный ящик, куда загружаешь сырье, а на выходе получаешь продукт. Но рынок по простым моделям рыночного развития играет злую шутку: считается, что, если мы обеспечим равновесие и все будет происходить само собой, то экономика автоматически окажется в состоянии максимально эффективного использования ресурсов.

Но нет ничего более далекого от реальности, чем модель, которой руководствуются наши макроэкономисты. Они тогда обосновали тезисы о том, что у нас избыток денег от экспорта углеводорода, который дестабилизирует ситуацию: избыточный поток денег будет генерировать инфляцию, и для того, чтобы это не происходило, нужно убрать эти сверхдоходы от экспорта нефти и газа и вернуть обратно заграницу в виде инвестиций в долговые обязательства США и других стран НАТО.

Но когда начинаешь сравнивать долю расходов на развитие у нас и у них, то выясняется такая картина: доля расходов на развитие человеческого капитала в бюджетных системах передовых стран достигает 70%, а у нас она составляет не более 40%. Если у них доля расходов на традиционные функции государства (на оборону, правоохранительную систему и безопасность) составляет где-то одну четверть, то у нас доля составляет около 50%. Т. е. по структуре бюджета у нас уровень начала прошлого века, с которого все остальные стартовали на траекторию высшего технического прогресса. И разговор о том, что нужно иметь как можно меньше бюджетных расходов, для того чтобы бизнес больше тратил на развитие и меньше на налоги, ограничивается отсутствием воспроизводства человеческого капитала — бизнесу не с чем работать: люди с мозгами уезжают за границу, где могут себя реализовать.

Россия «живет» на сырьевой ренте, а пора бы на интеллектуальной

Чтобы объяснить, как выйти на экономический рост, Глазьев рассказал о некоторых малоизвестных закономерностях научно-технического прогресса, которые, к сожалению, как отметил академик, не используются в российской практике государственного управления.

«Борьба сегодня идет за интеллектуальный рынок. Передовые страны имеют преимущество в получении этой интеллектуальной ренты, которую они тратят на воспроизводство человеческого капитала»

— Вообще, экономическое развитие — процесс неравномерный, но, в отличие от объяснений нашей макроэкономической политики, экономика никогда не бывает в состоянии равновесия. Экономика всегда имеет огромную зону недоделанности и развивается нелинейно.

Так, в 92-м году, когда начиналось нанопродвижение, один завод, производящий наносхемы, обходился в $50 млн, сейчас он стоит уже больше $500 млн. Это говорит о том, что по мере развития технологической траектории вход на нее становится все дороже. То есть, если вы заходите на начальной фазе развития технологий, то вы можете за небольшие деньги выйти на передовой технический уровень, дальше вас эта «волна» будет за собой тянуть: получать интеллектуальную ренту и за счет нее финансировать дальнейшие разработки и наращивать свои конкурентные преимущества. Войти в технологию, которая уже зрелая, стоит гораздо больше денег, и, таким образом, страны, которые первыми выходят на траекторию роста нового технологического плана, себя все время обеспечивают преимуществом при грамотном использовании сверхприбыли.

Собственно говоря, оборотной стороной того, что научно-технический прогресс — главный фактор экономического роста, является то, что главным призом является интеллектуальная рента. Вот мы главным образом живем на природной ренте, а передовые — на интеллектуальной, которая образуется за счет того, что у вас есть технологические преимущества, позволяющие иметь большую эффективность, меньше издержек и монопольное положение по ценообразованию. Поэтому борьба сегодня идет за интеллектуальный рынок. Передовые страны имеют преимущество в получении этой интеллектуальной ренты, которую они тратят на воспроизводство человеческого капитала. А отсталые страны оплачивают сверхприбыль передовых стран за счет поставок сырья и за счет недооплаты труда, экономя на зарплате, т. е. дешевый труд и природная рента — это то, что отстающие страны должны платить за свое технологическое отставание. Мы в этой нише, собственного говоря, сегодня и оказались.

«Нас хотят лишить доступа к новым технологиям»

— Главное в экономике — это не сидеть на точке равновесия, а выйти на новые точки равновесия с новыми технологиями, для чего нужно совершать переход. Собственно говоря, гибридная война предполагает отключение нас от новых технологий, и сегодня мы сталкиваемся пока только с первыми признаками ее проявления на финансовых рынках, но главный удар несомненно будет рассчитан на то, чтобы лишить нас доступа к новым технологиям. Из чего следует, что нужно самим расширять инвестиции в новые технологии, в образование и науку.

В итоге у нас шла деградация с начала 90-х годов, когда мы еще были на одном уровне с США по научно-техническому потенциалу, и сегодня ситуация кардинально изменилась: мы оказались едва заметным «серым котлом». Две основные характеристики сегодня нашего положения в мире — мы самые богатые, но развиваемся так, что остаемся единственной страной в мире, где сокращается количество ученых и инженеров. Нигде в мире такого нет. В Китае количество ученых и инженеров растет на 10-15% в год, что обеспечивает китайцам поддержку экономического роста, а мы допускаем деградацию по главному параметру экономического развития.

Кризис всегда начинается со скачка цен на энергоносители

— То, что нас сегодня больше всего тревожит, — колебание цен на нефть — отражает понимание наших комментаторов сути происходящих процессов, т. е. полное непонимание. На самом деле колебание цен на нефть создается этими технологическими сдвигами. Колебания цен на нефть — это не просто колебания, это скачки в 10 раз, и эти скачки цен на энергоносители мир переживал при смене технологических укладов, что связано с закономерностями технико-экономического развития.

«Кризис всегда (за все последние 300 лет) начинался с резкого повышения цен на энергоносители, что полностью изменяет цены в целом в экономике: то, что было вчера прибыльным, сегодня оказывается убыточным»

И огромное количество технологий, составляющих ядро каждого технологического уклада, развивается синхронно, когда подходит к пределам технологического развития — дальше экономический рост останавливается. А происходит это в тот момент, когда технологическая структура становится настолько жесткой, что монополисты имеют возможность резко поднять цены, не рискуя, что предприятия перейдут на конкурентные товары, и главный сектор, который их устроит, — это энергетика. Поэтому кризис всегда (за все последние 300 лет) начинался с резкого повышения цен на энергоносители, что полностью изменяет цены в целом в экономике: то, что было вчера прибыльным, сегодня оказывается убыточным.

Финансовый сектор не главный — это иллюзия

— Погружение целых секторов экономики в зону отрицательной рентабельности из-за повышения цен на энергоносители является спусковым крючком для внедрения новых технологий. А это процесс небыстрый. Так, в Америке, когда создавались машины ЭВМ, планировалось, что они будут использоваться в системах вооружения, банках и министерствах, а сейчас у вас в кармане находятся машины такой мощности, которые раньше занимали все здание. Но для того, чтобы все это произошло, требуется время, и требуется преодоление рисков, поэтому капитал (никогда к рискам не склонный, особенно крупных корпораций) сталкивается с тем, что дальнейшее расширенное производство оборачивается убытками, и начинает уходить из реального сектора. В итоге возникает иллюзия, что финансовый сектор — главный, что приводит к периоду финансовых пузырей и финансовых пирамид. И первый, кто выходит на новый технологический уклад, получает возможности опережающего развития. Смена технологических укладов является уникальной возможностью для отстающих стран перегнать другие или выйти с ними на один уровень. И при правильном стратегическом планировании отсталые страны могут совершить технологический скачок.

Примерами такого технологического скачка (то, что называется «экономическим чудом») является развитие нашей страны в конце 19-го начале 20-го века, когда она развивалась гигантскими темпами, а сейчас на наших глазах примером «экономического чуда» является Китай, который, опираясь на правильные приоритеты и опережающие инвестиции в науку и образование, выходит сегодня на равных с США не просто по промышленному производству, а по высокотехнологичному промышленному производству.

И сейчас мы находимся в периоде, когда для отстающих стран возникает возможность вырваться вперед, т. е. при стратегии опережающего развития можно совершить «экономическое чудо». И, наоборот, если мы проспим эту возможность, то дальше будем обречены 20 лет жить в составе догоняющего развития, т. е. мы будем имитировать то, что создают другие. А догоняющее развитие не позволяет получать сверхприбыль, т. е. мы и дальше будем тратить свои природные ресурсы на импорт новых технологий и платить интеллектуальную ренту.

«Социальная сфера сегодня самая производственная»

Далее спикер рассказал, какие требования предъявляются к макроэкономике для долгосрочного экономического развития.

«Сейчас на наших глазах формируется новое ядро нового технологического уклада — комплекс нанотипов информационно-телекоммуникационных технологий»

— Первое — это повышение нормы накопления, т. е. резкое увеличение инвестиций в целях освоения нового технологического уклада и прорывных направлений развития. Предыдущее ядро экономического развития — информационно-коммуникационные технологии — росло с темпом более 20% в год в течение 30 лет. И сейчас на наших глазах формируется новое ядро нового технологического уклада — комплекс нанотипов информационно-телекоммуникационных технологий. И это ядро уже растет на 135% в год, и пройдет немного времени, когда расширение этого ядра даст макроэкономический эффект в виде выхода всей экономики на стабильный режим быстрого развития за счет модернизации и внедрения новых технологий.

Надо понимать, что самым главным потребителем комплекса нано- и био- технологий является здравоохранение, где сегодня происходит настоящая революция, связанная с клеточными технологиями. Эти технологии позволяют обеспечивать регенерацию тканей, которая стоит дешевле, чем проведение операции. Здравоохранение становится самой большой отраслью экономики, это очень важно понимать. Мы прогнозируем, что его доля через 10 лет будет 20%.

Второй по значимости отраслью станет образование. И в совокупности расходы на здравоохранение, науку и образование будут доходить до 40-45% валового продукта. Это очень важно понимать сегодня при формировании бюджетных расходов, т. е. мы не должны экономить на социальной сфере, относясь к ней, как к непроизводственной сфере, — это сегодня самая производственная сфера, обеспечивающая воспроизводство человеческого капитала.

Увеличение инвестиций создает «экономическое чудо»

— Возвращаясь к макроэкономическим требованием, надо обратить внимание на то, что страна, которая совершает рывок, всегда делает его за счет резкого увеличения инвестиций. Сегодня у нас объемы инвестиций около 20%, а в странах, которые идут впереди (как Китай), норма накопления — 46%. В Советском Союзе до и после войны она приближалась к этой цифре: мы тоже совершали «экономическое чудо».

Указ президента 2007 года нас на это ориентирует. Но за счет чего? Традиционно макроэкономисты говорят, что за счет улучшения бизнес-климата. Хотя для наших олигархов, которые составляют основу крупного бизнеса, бизнес-климат абсолютно идеален. Поэтому, возможно, бизнес-климат — это разговоры в пользу богатых.

Второе, что вам скажут макроэкономисты, — то, что нужно ждать, когда появятся большие институты, аккумулирующие сбережения населения (пенсионные фонды, страховые компании), тогда мы будем расти. Ни одна из стран в начале экономического рывка не имела больших институтов частных сбережений — это бедные страны: Южная Корея (после гражданской войны), Сингапур, Малайзия, Китай и Индия. Все эти страны начинали с абсолютно нищенской формы.

Страна, которая совершает рывок, всегда делает его за счет резкого увеличения инвестиций. Сегодня у нас объемы инвестиций около 20%, а в странах, которые идут впереди (как Китай), норма накопления — 46%. В Советском Союзе до и после войны она приближалась к этой цифре: мы тоже совершали «экономическое чудо»

Появляется вопрос: за счет чего? За счет расширения внутреннего кредита. Мы видим, что кредитная емкость экономики к валовому продукту возрастает в 4-5 раз. Т. е. государство начинает режим модернизации, выхода на новый технологический уклад за счет резкого наращивания инвестиций, источником которых является внутренний кредит. Кто дает внутренний кредит? Ответ очень простой — Центральный банк. Именно поэтому мы видим не только во многих отсталых, но и в передовых странах резкое расширение денежной эмиссии. За прошедшие пять лет количество денег в Америке выросло более чем в три раза, в Англии — более чем в 4 раза, а в Швейцарии — в 7 раз. У нас количество денег тоже растет, но гораздо медленнее, чем у наших конкурентов.

Взаимосвязь кредитов и инфляции

— И самое неприятное то, что, если все страны дают деньги практически под нулевой процент, который ниже инфляции, то мы по-прежнему держимся за догму, что ценз за кредит не должен быть ниже, чем уровень инфляции. В ее основе лежит такой «здравый» смысл, что если Национальный банк будет давать деньги ниже уровня инфляции, то спекулянты будут деньги качать из Центрального банка и спекулировать, потому что они постоянно дешевеют.

И мы сейчас находимся в фазе глобального кризиса с высокими рисками и неопределенностью, в периоде формирования новых технологий, где выиграют те, кто раньше других освоит новейшие технологии. Поэтому задача макроэкономики — дать изобретателям, новаторам, инженерам столько денег, сколько они смогут переварить.

А макроэкономисты страдают денежным фетишизмом, т. е. для них экономика — это деньги. Чем больше сверхприбыль, тем лучше работает экономика. Есть еще следующая зависимость: если у нас инфляция больше 20% в год, то возникает турбулентность, Думать о том, что чем ниже инфляция, тем лучше возможности для экономического роста, могут только наивные люди, которые знают экономику только через модель рыночного равновесия. Конечно, инфляция должна быть низкая, конечно, от нее страдают больше всего бедные слои населения, но мы не должны бороться с инфляцией, потому что в экономике все взаимосвязано, и главный вопрос — не сколько денег дать, а куда эти деньги пойдут.

«Если работать по таким принципам, то можно создавать кредит в любых размерах, будучи уверенным, что деньги будут создавать инфляцию»

— Есть такое понятие — кредитная накачка экономики. Она совершалась Центральным банком, и главное в этом процессе — не рост количества денег, а качество управления деньгами. Во всех этих странах деньгами управляют: идет валютный контроль, контроль целевого использования, деньги печатаются не абы как — они печатаются под приоритеты. Современные банковские технологии легко позволяют это сделать: банк — это центр планирование, он знает своего клиента и следит за качеством использования денег.

«Высокая инфляция наблюдается не в тех странах, где печатают много денег, а в тех, где нет механизмов нормального воспроизводства капитала. Дело не в количестве денег, а в том, как работает денежно-кредитный механизм»

И послевоенную Западную Европу не план Маршалла поднял из руин, а механизм экономического роста, основанный на финансировании роста производства за счет денежной эмиссии под спрос на деньги со стороны производственных предприятий. Иными словами, Центральный банк европейских стран кредитовал коммерческие банки под векселя производственных предприятий, т. е. под спрос небольшого производственного сектора. Так, например, Центральный банк Германии ввел мониторинг платежеспособности пяти тысяч предприятий и давал деньги предприятиям, понимая, что они под контролем коммерческих банков.

Сегодня существует много механизмов контроля: проектное финансирование — классический подход, хорошо реализованный в СССР, когда проводилось финансирование расходов предприятия в соответствии с целевыми задачами. И если работать по таким принципам, то можно создавать кредит в любых размерах, будучи уверенным, что деньги будут создавать инфляцию.

Мнение о том, что главным методом борьбы с инфляцией является сокращение денег или контроль за количеством денег, легко опровергается наличием у вас мобильного телефона. За последние 20 лет произошло резкое сокращение издержек (более чем в миллион раз) на передачу информации, на коммуникацию, на связь, СМИ, — на все, что связано с информацией, и если вы вкладываете деньги в научно-технический прогресс, то у вас цены не растут, а снижаются за счет того, что повышается эффективность.

А макроэкономисты не понимают, что экономика — это развивающаяся система, и полагаются на количественную теорию денег (которой недавно исполнилось 100 лет). И развитие — это финансирование: если вы вкладываете деньги в развитие, у вас цены не растут, а падают. Примером является Китай, где уже многие годы стабильные цены, потому что деньги вкладываются в развитие производства. Поэтому высокая инфляция наблюдается не в тех странах, где печатают много денег, а в тех, где нет механизмов нормального воспроизводства капитала. Там деньги эмитируются на 10-15 лет, вкладываются в долгосрочные проекты, а у нас деньги эмитируются на одну неделю. Что можно сделать с деньгами за одну неделю? Только отнести на биржу, проспекулировать. Дело не в количестве денег, а в том, как работает денежно-кредитный механизм.

Кредитная политика отрезает реальный сектор от экономики

— Мы сегодня живем в такой странной финансовой системе, т. е. мы делаем все наоборот по отношению к другим странам: там идет денежная накачка, и экономика дает возможность каждому новатору и инвестору взять кредит и вложить в новую технологию. Риски большие, и государство снижает их, снижая процентные ставки, предоставляя кредиты на любые сроки.

Что мы имеем? Мы имеем короткие кредиты: у нас вся кредитная экономика спекулятивная, и спекулятивный оборот определяет минимальную цену денег. И когда Центральный банк поднял ставку до 18%, люди, строящие заводы, вкладывающие в покупку оборудования, несут гигантские убытки.

Реальный сектор живет на горизонте планирования как минимум 2-3 лет, а финансовый рынок работает со скрипом один день, в лучшем случае одну неделю. Понятно, что финансовая система оторвана от реального сектора, и в этом и есть главная проблема. Так, например, машиностроение находится в резко отрицательной зоне: рентабельность в два раза ниже ключевой ставки. Это означает, что взять кредит просто не могут: эта кредитная политика просто отрезает реальный сектор от экономики. Предприятие замыкается в собственных средствах, которых не хватает, а плата предприятия за кредит сегодня достигает половины прибыли, и понятно, что повышение процентной ставки делает значительную часть предприятий просто убыточными. А когда повышение процентной ставки сопрягается с девальвацией рубля, то следствием является повышение инфляции.

«Снижать количество денег в экономике — все равно что выкачивать кровь из организма»

Также с падением курса рубля цены на импорт резко повышаются, и у предприятий появляется стимул: кредит они взять не могут, потому что рентабельность ниже процентной ставки, и им остается поднять цены, потому что импортные конкуренты заведомо вынуждены поднимать цены. Девальвация рубля означала у нас практически двукратное повышение цен на импорт. По импортозамещению, когда нет кредита, у любого хозяйственного предприятия нет выбора, оно не может взять кредит на таких условиях: ему нужен кредит на 2-3 года — ему предлагают на неделю, ему кредит нужен по ставке 3-4% — ему предлагают 24%. И чтобы выжить, остается только поднять цены.

«Реальный сектор живет на горизонте планирования как минимум 2-3 лет, а финансовый рынок работает со скрипом один день, в лучшем случае одну неделю. Понятно, что финансовая система оторвана от реального сектора, и в этом и есть главная проблема»

Именно поэтому мы и оказались сегодня в ситуации высокой инфляции, т. е. стагфляция, падение темпов роста и высокий уровень цен, — следствие того, что, когда против нас были объявлены экономические санкции, Центральный банк не просчитал последствия перехода к плавающему курсу рубля в ситуации резкого повышения спроса на валюту и отсутствия предложения валюты, затем это наложилось на падение цен, что подстегнуло девальвацию, и в конечном счете подняв процентную ставку, он замкнул ситуацию, отрезал реальный сектор от финансового, спровоцировал поднятие цен вслед за повышением цен на импорт и вместо снижения инфляции получил еще большую инфляцию. Это стало следствием тех решений, которые были приняты в денежно-кредитной области.

Сейчас власти пытаются бороться с инфляцией путем сжатия денежной массы. Но если вы снижаете количество денег в экономике, то неизбежно сталкиваетесь с падением производства, это все равно что выкачивать кровь из организма и чувствовать слабость. И удивляет то, что эти модельеры, которые сидят в Центральном банке в упор не хотят видеть эту зависимость, и руководствуются противоположным подходом.

dynacon.ru

 

 


21.03.2015 Консервативный клуб. Экономическая безопасность России.

 

 

Ведущий - Борис Костенко.
Гость - Сергей Юрьевич Глазьев, академик РАН.

(от 18.03.2015)


14.03.2015  Нас «раскатали». И будут это делать, пока мы не возродим планирование 

 

Понятие "планирование" со времен распада СССР было табуировано, воспринималось обществом как нечто "маргинальное", так как ассоциировалось с неэффективной советской плановой системой. Сегодня этот термин как никогда нуждается в переосмыслении. Своим видением роли планирования в развитии и модернизации общества поделился советник президента РФ Сергей Глазьев. Его экспертное мнение - только на Накануне.RU.

Планирование не должно быть частным, фрагментарным. Должен быть системный подход. Мы должны всю мощь государства организовать таким образом, чтобы эти задачи исполнялись через соответствующую систему мер.

Без планирования государство стремится к разложению. Это закон, аналогичный второму началу термодинамики: если нет четкого алгоритма действий, доминируют диссипативные структуры, которые стремятся к равновесию в состоянии абсолютного хаоса, что мы сегодня и наблюдаем в отдельных фрагментах государственного сектора.

Как живой организм государство не может жить без цели и ориентации. Планирование, конечно, есть, но вопрос в том, как оно проводится, в чьих интересах и какими методами.

Мы сталкиваемся с либеральными фантазиями о том, что государство - это Левиафан, который все разрушает, и денежным фетишизмом.

Целью государства, к сожалению, сегодня становится обслуживание интересов буржуазии, причем офшорной, компрадорской. Вываливание нашего олигархического бизнеса в офшоры означает уход в чужую юрисдикцию, где действуют свои цели и задачи. Реально планирование идет во внешних интересах. Экономические санкции - прямое подтверждение того, кто действительно планирует ситуацию. Еще год назад мы их не боялись и говорили о том, что у нас прочная финансовая система, большие валютные резервы. Закрытие рынка мы хотели использовать для наращивания своего товарного производства в интересах нашего рационального бизнеса.

На деле же нас "раскатали". Берусь утверждать, что главная цель санкций заключалась в прекращении внутреннего кредита. Зная, как работают наш Центральный банк и денежные власти, они сработали как автомат.

Внешний центр принятия решений в США абсолютно четко спрогнозировал и, возможно, спланировал их поведение. Сначала отпустим рубль в свободное плавание: в условиях, когда отток капитала начал провоцировать падение рубля, в условиях отсутствия валютного контроля все эмитированные деньги ушли в спекулятивную ловушку. ЦБ, руководствуясь рекомендациями МВФ, поднял процентную ставку. Вместо того чтобы перейти с внешних источников на внутренние, наши денежные власти обрубили и внутренний кредит. В итоге наш реальный сектор вошел в штопор. Вместо 5% роста мы имеем 5% падения, экономика вошла в ловушку стагфляции, и все это было спланировано, но не нами. А наши планы оказались мечтаниями, потому что реальных механизмов планирования в стране нет.

Еще одна значительная проблема - сегодня трудно понять, где нужно остановиться. В условиях войны в законодательстве отсутствует понятие "особого периода" и понимание того, что должно делать государство в "режиме" военных действий. В Америке все это хорошо прописано и неплохо отработано на опыте Второй мировой войны.

Если мы тратим огромные деньги на модернизацию оборонного комплекса и вооруженных сил, мы должны понимать, что это серьезная плановая система, где все должно быть взаимосвязано вплоть до ценообразования и при необходимости квотирования ресурсов, которые утекают за рубеж. Вопрос, где остановиться, нетривиальный. Если его не ставить, то мы будем переплачивать и не будем получать нужный нам товар.

На наших глазах родилось китайское экономическое чудо - социалистическая рыночная экономика. В ней как раз реализован системный подход и обозначены контуры, как современная экономика может развиваться. В этой модели имеется сочетание стратегического планирования и рыночная самоорганизация, постоянно растущий частный центр с опорой на государство. Самое главное в этой концепции – гармонизация интересов. Механизм такой гармонизации – вещь непростая и опирается на сформированные в обществе нравственные принципы. В Японии это харакири, которым люди добровольно исправляют ошибки. В Китае – расстрелы проворовавшихся чиновников и бизнесменов на стадионах. В Корее – культурная посадка влиятельных лиц в тюрьму. Какая система ответственности будет у нас - вопрос практический.

Общенациональные интересы приоритетнее частных.

Этим выстраивается современный вид организации экономики. Например, в Индии удалось национализировать банки. В их конституции написано, что общественный интерес доминирует над персональным. Опираясь на это, индийское правительство провело национализацию, ввиду того, что финансовые институты проводили антиобщественную политику, занимаясь спекуляциями, вывозом капитала – словом тем, что мы видим ежедневно у нас.

Азиатский глобальный экономический центр более конкурентен, чем прежний американский. Мы же находимся на периферии и можем только сожалеть, что упустили свой шанс. На тему того, что сделал Китай, шли дискуссии в СССР еще в 1970-80-е гг. Мы могли бы быть лидерами, но пока у нас еще остается шанс войти в ядро этой системы.

Цели должны ставиться совместно с бизнесом и ученым сообществом. Каждый должен нести свою меру ответственности. Западная модель финансового олигархата терпит крах в конкуренции с китайской моделью.

Мы должны творчески осмыслить свое прошлое наследие и современный опыт и начать практическое движение в этом направлении.

Советник президента Сергей Глазьев на научно-практическом семинаре "Планирование-XXI. Перезагрузка" в рамках секции МЭФ

Накануне.RU

 


 04.03.2015 Основная бизнес-схема украинских евровождей

 

Нацбанк Украины принял решение повысить ставку рефинансирования до 30%. Поднимая ставку процента, финансовые власти страны пошли по той же дороге, что и Банк России.

«Оккупационные власти вывозили с Украины в Германию чернозем и рабочие руки, в особенности женские. Сегодня повторяется то же самое»

Последствия будут такими же: сжатие и без того малодоступного кредита, усугубление спада производства и закрепление высокой инфляции на этом же уровне – около 30%.

Монетаристская политика, сводящаяся к ограничению денежного предложения, в условиях кризиса всегда и везде дает один и тот же результат – втягивание экономики в стагфляционную ловушку, сочетающую падение производства, высокую инфляцию, рост безработицы и падение доходов населения.

Насколько я понял аргументацию, это требование МВФ. Оно абсолютно стандартное, основано на монетаристских догмах, широко известно как модель шоковой терапии. Выживут при такой политике только экспортно ориентированные виды деятельности.

Поскольку нынешние украинские власти идут на разрыв кооперации с Россией, остается только экспорт, в котором заинтересован ЕС. Наряду с подсолнечником и металлоломом это будет экспорт дешевой рабочей силы, контрабанда оружия, возможно, и земля.

Нацбанк Украины пошел по той же дороге, что и Банк России. Последствия будут такими же (Фото: Roman Pilipey/EPA/ТАСС)

Нацбанк Украины пошел по той же дороге, что и Банк России. Последствия будут такими же (фото: Roman Pilipey/EPA/ТАСС)

При этом никаких инвестиций в сельское хозяйство не будет. Я имею в виду физический вывоз украинского чернозема. Украина уже имеет опыт евроинтеграции в 1941–1944 годах. Оккупационные власти вывозили с Украины в Германию чернозем и рабочие руки, в особенности женские.

Сегодня повторяется то же самое – нынешние власти тоже оккупационные. Они назначены США и ЕС и будут, по всей видимости, проводить ту же политику. Украинские женщины всегда ценились в Европе. Их вывоз становится основной статьей украинского экспорта.

Рекомендации МВФ вредны для украинской промышленности, строительства, сельского хозяйства. Но они вполне полезны для американо-европейского капитала.

Западные спекулянты привлекают деньги на своем финансовом рынке, где, как известно, уже несколько лет идет безудержная денежная эмиссия. Объем денежной базы за последнее десятилетие вырос в Европе и США в три–пять раз.

Эти дешевые деньги надо связать, чтобы избежать гиперинфляции. Поэтому МВФ и навязывает нашим странам политику сжатия собственной денежной массы. Ее заменяют иностранные кредиты и инвестиции, проводниками которых в основном являются всякие спекулятивные фонды.

Украинские активы сегодня можно купить по дешевке. Затем они раскрутят рынок и перепродадут их заинтересованным прямым инвесторам.

Украинской экономике ничего не достанется. Немного увеличатся валютные резервы. Но этого будет недостаточно для стабилизации.

Любой здравомыслящий специалист в этих условиях порекомендовал бы восстановить сотрудничество с Россией. Сохранить зону свободной торговли с ЕАЭС и вернуться на путь евразийской интеграции. Другого пути для устойчивого развития украинской экономики просто не существует. Нужно пересмотреть соглашение с ЕС, исходя из интересов украинских товаропроизводителей и сохранения кооперации с Россией.

После этого стоит приступить к реструктуризации внешнего долга. Одновременно – предложить программу восстановления и модернизации экономики. Под нее развернуть долгосрочные кредиты. Для этого Нацбанку нужно будет освоить технологию многоканального рефинансирования банковской системы и институтов развития под спрос на деньги со стороны реального сектора под приемлемые для него процентные ставки.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ АВТОРА

Сергей Глазьев: Финансовый рынок является главным театром военных действий

Сергей Глазьев: Мы споткнулись на ровном месте

Сергей Глазьев: Российская экономика остается уязвимой

Сергей Глазьев: Вызовы существованию человечества

Сергей Глазьев: Отринув догмы

Колонки, Мнения, Клуб читателей

Нынешние власти точно все разворуют. Ведь, насколько я слышал, народ требует смещения главы НБУ именно по этой причине. Украинские власти уже создали многоканальную систему – только не для экономики, а для себя: имею в виду спецкредитование НБУ коммерческих банков, связанных с Коломойским, Порошенко и Яценюком. По-другому преступники работать не будут.

Они используют власть исключительно для целей личного обогащения. Чего проще – заставляй НБУ печатать деньги для своих банков, обналичивай их и затем требуй от него же их обмена на доллары и вывози в офшоры.

Сегодня это основная бизнес-схема украинских евровождей. Возможно, против этого олигархического бизнеса и борется сегодня миссия МВФ в Киеве. Но хрен редьки не слаще.

vz.ru


 25.01.2015 Долларопоклонники

 

Сергей Юрьевич, кризисы в нашей экономике нам обычно объясняют внешними причинами. Дефолт 98-го связывают с азиатским кризисом, обвал 2008 – с глобальным финансовым кризисом. И сегодня нам говорят, что виной всему – неожиданное падение цен на нефть. Вы тоже так считаете?

Виной всему некомпетентность денежных властей, которые никак не могут выбраться из догм Вашингтонского консенсуса – примитивной доктрины макроэкономической политики, придуманной МВФ почти полвека назад для управления обанкротившимися слаборазвитыми странами. Смысл ее сводится к нескольким догмам, которые заучиваются кандидатами на посты руководителей центральных банков и экономических ведомств попавших в зависимость стран как символ веры, сомневаться в котором считается дурным тоном и крайне опасно для карьерного роста.  Первая догма – отказ от валютного регулирования и контроля за трансграничным движением капитала, которая объясняется непосвященным в наукообразную схоластику верой в добрых иностранных инвесторов, жизненно необходимых для развития экономики. Вторая догма – отказ от государственной собственности, которая объясняется верой в чудесные хозяйственные способности частного капитала, особенно иностранного. Третья догма – отказ от эмиссии денег для развития производства, которая объясняется неверием в способность государства разумно управлять деньгами. Следование эти догмам обрекает страну на жесткую внешнюю зависимость, поскольку автоматически делает отечественный бизнес неконкурентоспособным по сравнению с иностранным. Развитие экономики подчиняется интересам крупного иностранного капитала, связанного с эмиссионными центрами мировых валют. Имея неограниченный доступ к кредиту, он без труда поглощает приватизируемые активы и устанавливает контроля за национальной экономикой. От нашей экономики ему нужно, главным образом сырье и потребители. Поэтому она и стала сырьевой, а торговля превратилась в самую большую отрасль. Отсюда и внешняя зависимость от цен на нефть, иностранных кредитов и капиталов…

То есть, Вы тоже видите причину нынешнего кризиса в падении нефтяных цен?

Нет, это лишь один из факторов. Если из Вас выпустить половину крови и заставить работать как ломовую лошадь, то не так важно, от какого недуга Вы протянете ноги. Следование указанным догмам сделало нашу страну донором американоцентричной финансовой системы – из нас ежегодно вытекает до 150 млрд. долл. Вслед за капиталом из страны уходит и собственность – практически весь крупный и даже средний бизнес скрывается в офшорах. Там же он накапливает капитал и кредитуется. В итоге воспроизводство основного капитала проходит через внешнеэкономические связи и оказывается под внешним контролем. Более половины денежной базы сформировано под иностранные кредиты и инвестиции, они же определяют состояние нашего финансового рынка. Стоит иностранным игрокам уйти и рынок тут же валится, падают инвестиции и нарушаются процессы воспроизводства во всем негосударственном секторе. Собственно это и происходило во всех упомянутых Вами кризисах. Но стоит ли винить ветер в том, что ослабевший от кровопускания больной валится с ног от первого порыва?

Вы имеет в виду санкции?

Да, ведь из полутриллиона долларов внешней задолженности российских корпораций более 80% привлечено из стран НАТО. Введенные ими санкции нацелены на самое слабое у нас место – полностью открытый и крайне зависимый от иностранных спекулянтов финансовый рынок.   До конца этого года нашим корпорациям и банкам нужно вернуть свыше 100 млрд. долл. в дополнение к полусотне миллиардов выплаченных в конце прошлого года. К этим потерям нужно добавить еще пару сотен, утекающих из страны в эти два года сквозь прорехи в валютном и налоговом законодательстве. В целом отток капитала с момента введения санкций до конца этого года может составить до половины денежной базы. Если ЦБ не найдет способ замещения иссякающих внешних источников внутренним кредитом, то столь резкое сжатие денежной базы парализует экономику, как это было в 90-е годы. Собственно это и происходит уже сейчас – вслед за сжатием денежной массы происходит падение деловой активности, снижение инвестиций и производства.

Можно ли это предотвратить?

Конечно. Но для этого нужно отказаться от упомянутых выше догм. Наш ЦБ, подобно центральным банкам других стран, мог бы давно уже приступить к эмиссии длинных денег. Как в США под долговые обязательства казначейства. Или как в послевоенной Европе – под обязательства корпораций. Или как в Китае – исходя из планов развития производства. Или как в Японии, Индии, Бразилии – с учетом обязательств институтов развития. Можно создать комбинированную стратегию кредитования роста экономики. Но наш ЦБ эмитирует деньги исключительно для нужд спекулянтов: иностранных, покупая валюту, или российских, рефинансируя банки под залог ценных бумаг на несколько дней. В отличие от других национальных банков, наш ЦБ эмитирует исключительно короткие деньги. И, хотя в теории рефинансированием можно пользоваться бесконечно, на практике финансировать инвестиции в основной и даже в оборотный  капитал за счет недельного рефинансирования ЦБ ни один банк не станет. Слишком рискованно, с учетом непредсказуемой процентной политики ЦБ.

Действительно, зачем ЦБ поднял ставку до 17%?

Я задавал его руководителям вопрос – почему именно 17, а не 15 или 20. Ответа не получил. Руководители ЦБ убеждены, что, повышая ставку, они обуздывают инфляцию и стабилизируют курс. Этому их научили кураторы из МВФ. У них есть теория, основанная на незамысловатых математических моделях рыночного равновесия. В них действуют виртуальные экономические агенты, занятые максимизацией текущей прибыли на финансовых спекуляциях. Если банк поднимает ставку процента, то у спекулянтов снижается мотив наживы на рискованных операциях с валютой или другими активами, которым можно предпочесть спокойное хранение денег в банке. Соответственно уменьшается спрос на рынке, снижаются цены и стабилизируется курс. Эта теория дилетантам кажется очевидной, хотя она бесконечно далека от реальной хозяйственной деятельности, в которой предприятия встроены в сложные технологические цепочки, связаны кооперацией с множеством партнеров, живут в ритме научно-производственных циклов. Она столь же «убедительно» объясняет движение денег, как в средневековой физике распространение тепла объяснялось движением теплорода. И дает такой же эффект, как в средневековой медицине лечение кровопусканием, применявшееся как панацея от всех болезней. Как показывает опыт многих стран, включая нашу, попытки следовать рекомендациям МВФ по лечению валютно-финансовых кризисов повышением процентной ставки мало помогали стабилизации курса и цен, но всегда сопровождались падением инвестиций и производства. Но никакие факты, в том числе последствия  собственных ошибок, не могут поколебать  веру руководителей ЦБ  в эту примитивную догматику.

Вы считаете действия ЦБ ошибочными?

Это следует из объективных результатов. Если Вы стоите на научной точке зрения, то проверяете гипотезу при помощи эксперимента. ЦБ поднимал ставку в прошлом году четыре раза, при этом инфляция последовательно росла, курс снижался, падали инвестиции и темпы роста производства. То же самое происходило у нас в 90-е годы. Аналогичные негативные последствия этой политики зафиксированы во многих странах, подвергшихся лечению МВФ. Классическим примером является синхронное лечение от последствий азиатского кризиса двух соседних стран — Таиланда и Малайзии. Первая последовала рекомендациям МВФ, резко подняла процентную ставку и погрузилась в тяжелый кризис, в котором потеряла большую часть своей промышленности. В Малайзии поступили иначе – ввели валютный контроль, пресекли валютно-финансовые спекуляции, увеличили кредит, сохранив низкую ставку – и одержали победу над кризисом, создав свое экономическое чудо. Исходя из этого опыта, нетрудно предвидеть последствия процентной политики ЦБ. Еще весной я предупреждал, что повышение ключевой ставки ЦБ повлечет падение инвестиций и производства, но не обеспечит снижение инфляции. Наоборот, как это обычно и бывало, последняя повысится, так как повышение ставки повлечет рост издержек, а падение производства сократит предложение товаров, что будет способствовать росту цен. Собственно это сейчас и происходит.

Почему к Вам не прислушались?

То, что я говорю, очевидно с научной точки зрения. Но для догматика, свято верящего в свою виртуальную картину мира, логика обратная. Если реальность не соответствует его фантазии, то тем хуже для реальности. Он ее будет бесконечно пытать своими методами, пока не добьет. Для него главное — не рост производства или повышение благосостояния граждан, а воплощение в жизнь своей идеологии любой ценой. Помните, в советское время нас учили научному коммунизму. Думаю, руководители ЦБ знали этот предмет на пятерку. Потом в их голове одну догматическую систему заменили другой – теперь они исповедуют рыночный фундаментализм. Но если в СССР никому не приходило в голову доверить управление народным хозяйством специалистам по научному коммунизму, то последние два десятилетия наша экономика является полигоном для упражнений рыночных фундаменталистов. Платой за это стала деградация производительных сил и двукратное сжатие экономики, обнищание квалифицированного населения. Но провальные результаты фанатичных догматиков ничему не учат. Они уходят от дискуссий, отказываются от научной экспертизы, не признают очевидные факты. К примеру, могу показать Вам Заключение секции экономики РАН на проект Основных направлений денежно-кредитной политики, которое было денежными властями проигнорировано. Там деликатно указывается, что содержащиеся в этом документе утверждения «игнорируют общедоступные статистические данные и результаты проводимых опросов предпринимателей.., не имеют внутренней связности и теоретической обоснованности, не способствуют достижению устойчивого экономического роста… Стремление ЦБ снять с себя ответственность за проведение активной денежной политики, ограничиваясь отражением рыночной ситуации по ликвидности не может быть оправдано…». То, что я Вам говорю – это не мое субъективное мнение. Это научно обоснованная объективная позиция.

На чем же основана уверенность денежных властей в правильности проводимой политики?

Есть несколько причин. Во-первых, они ведут себя как настоящие сектанты – все обсуждения ведутся в кругу единоверцев. Чтобы создать впечатление тайного знания они вовлекают в процессы подготовки и принятия решений только своих единомышленников и старательно избегают дискуссий с оппонентами. Их фанатичная вера в примитивные модели рыночного равновесия умиляет. Я сам по специальности экономист-математик и знаю им цену. Ни одному инженеру не придет в голову пользоваться нереалистичными моделями. Но, в отличие от техники, которая либо работает, либо нет, экономика работает всегда. Людям каждый день нужно кушать и они будут работать вопреки любым макроэкономическим экспериментам. Как показывает наш опыт 90х годов, предприятия могут работать вообще без денег, замещая их суррогатами. Во-вторых, наивную веру в примитивные модели рыночного равновесия последовательно укрепляет МВФ и влиятельные экономические издания, награждая наиболее фанатичных проводников доктрины Вашингтонского консенсуса громкими титулами «лучших в мире» министров и банкиров. Это объясняется экономическими интересами транснационального капитала, что и является основной причиной уверенности наших монетаристов в свое правоте. Но на самом деле они лишь обслуживают интересы иностранного спекулятивного капитала.

Что Вы имеете в виду?

Судите сами, в чьих интересах эта догматика? Кому мешает валютный контроль? Не производственным предприятиям, которым вполне достаточна свободная конвертируемость рубля по текущим операциям, будь то импорт или оплата процентов. И, конечно, не добропорядочным гражданам, которым не надо прятать нелегальные доходы в офшорах. И даже не прямым иностранным инвесторам, которые совершают многомиллиардные инвестиции в Китае, Индии, Бразилии и других странах с жестким валютным контролем.

Валютный контроль мешает офшорной олигархии и валютным спекулянтам?

Правильно, он угрожает самому их образу жизни. Но не только. Главным заказчиком является крупный международный финансовый капитал. Самые большие прибыли получаются на дестабилизации национальных финансовых рынков посредством спекулятивных атак. Начинается такая атака наплывом иностранных портфельных инвестиций. Рынок искусственно вздувается, растут котировки акций, укрепляется национальная валюта, сооружаются финансовые пирамиды. Всосав в финансовые пузыри основную часть имеющейся на национальном рынке ликвидности, иностранные спекулянты резко сбрасывают подорожавшие активы и вывозят сверхприбыли. К примеру, на один доллар, вложенный в скупку акций приватизировавшихся в первой половине  90х годов предприятий, спекулянты к 97-му «заработали» на финансовых пирамидах не менее 3-х, затем удвоили свой капитал в пирамиде ГКО, после чего обрушили ее и вывели доходы за рубеж. Вскоре после дефолта, сопровождавшегося 3-х кратным падением курса рубля и десятикратным обвалом фондового рынка, иностранные спекулянты вернулись, чтобы скупить 30-кратно подешевевшие активы. Это стало возможным вследствие отмены ограничений на трансграничное движение капитала по операциям с ГКО. Аналогичные операции пережили многие развивающиеся страны, преждевременно отказавшиеся от валютного контроля. Так что международным спекулянтам есть за что бороться.

С тех пор выводов так и не было сделано?

К сожалению, нет. Замечу, что проведенное в Совете Федерации парламентское расследование причин дефолта содержало выводы о том, что сооружение финансовой пирамиды ГКО было следствием, во-первых,  некомпетентности руководителей правительства и Банка России, которые не удосужились вникнуть в несложные математические расчеты, представленные нами за 9 месяцев до дефолта с точным прогнозом саморазрушения системы государственных финансов. Во-вторых, манипулирования рынком со стороны ряда должностных лиц, сговаривавшихся перед каждым размещением ГКО по цене отсечения. В-третьих, государственной измены высокопоставленных деятелей, «сливавших» МВФ и Казначейству США информацию о готовящихся решениях по дефолту и помогавших американским инвесторам заблаговременно уйти с рынка вместе со сверхприбылями. Несмотря на рекомендации Совета Федерации не доверять этим людям работу с государственным имуществом и деньгами, почти все они сегодня работают на высоких должностях, а некоторые продолжают манипуляции с финансовым рынком.

Вы думаете, нынешний кризис тоже рукотворный?

Объективно наша экономика работает сегодня не более чем на 2\3 потенциальной мощности. Расчеты специалистов в области экономического прогнозирования доказывают возможность прироста ВВП на 6-8% в год. Наш торговый баланс устойчиво и значительно положительный. Валютных резервов больше, чем рублей в обращении. У нас небольшой государственный долг и нет проблем с его обслуживанием, так как бюджет уже многие годы сводится с профицитом. У нас нет объективных причин для кризиса и не было объективных предпосылок для обвала курса рубля. Прошедший год должен был стать переломным в решении задач новой индустриализации экономики и переводу ее на инновационный путь развития. Никто не прогнозировал ни прекращения экономического роста, ни падения курса валюты. Мы достаточно спокойно восприняли введение экономических санкций, потому что объективно имеем большой запас прочности. И вдруг рекордное обрушение валюты и спад инвестиций на фоне выхода других стран из кризиса на траекторию устойчивого роста! Я не помню в мировой практике случаев столь резких колебаний курса валюты.

Наверное кто-то на этом неплохо заработал?

Конечно, доходность по спекуляциям против рубля составляла в октябре-ноябре до 400% годовых, а в «черный вторник» превысила 1000%! Это был результат манипулирования рынком, который у нас крайне монополизирован. По имеющимся сведениям, львиная доля валютных спекуляций пришлась на две кампании. Деньги спекулянты занимали у крупнейших банков, в том числе государственных, которые в свою очередь получали их от ЦБ в порядке рефинансирования, который почему-то совершенно не интересовался, на какие цели идут выделяемые им кредиты. Как Вы понимаете, при таких прибылях, спекулянты легко могут занимать деньги хоть под 100% годовых. Поэтому повышение ключевой ставки до 17% лавину обрушения рубля не остановило, а стало сигналом для последней сокрушительно атаки, когда биржа опустила курс рубля за доллар с 60 до 80.

Что значит опустила? Разве это не результат балансировки спроса и предложения?

У нас господствует книжное представление о финансовом рынке как об автоматическом механизме совершенной конкуренции. Специалисты знают, что в реальности наш рынок манипулируется небольшим количеством игроков, которые проводят между собой притворные сделки, искусственно регулируя цены и наживаясь за счет остальных участников. Меня умиляет наивная вера некоторых руководителей ЦБ в «правильных» спекулянтов, которые выполняют полезную работу по обеспечению рыночного равновесия. Ведь в реальности все наоборот  – спекулянты наживаются на дестабилизации рынка, на создании неравновесных ситуаций. И денежные власти всех стран это хорошо понимают, ведя со спекулянтами постоянную борьбу. Инструментами этой борьбы являются не только валютные интервенции, но и уголовный кодекс, который предусматривает суровое наказание за манипулирование рынком, использование инсайдерской информации, сооружение финансовых пирамид…

Я не знаю у нас ни одного случая наказания за эти преступления…

В том-то и дело, безнаказанность делает эти преступления системными, в результате чего мы вместо финансового рынка имеем машину для финансовых махинаций. Ни за сооружение пирамиды ГКО, ни за присвоение беззалоговых кредитов некоторыми банкирами в 2008 году никто не ответил. И сейчас, удивительная пассивность денежных властей, отдавших бразды правления безответственным биржевикам не может не вызвать вопросов. Тем более, что там на ключевых ролях оказались люди с сомнительной репутацией, в том числе  уже попадавшиеся на финансовых махинациях и лишавшиеся лицензий.  Биржа должна была применить хорошо известные меры по стабилизации рынка при первых признаках игры против рубля – начиная от остановки торгов и заканчивая отменой кредитного рычага, операций с валютными свопами и деривативами. Она же, наоборот, стала эпицентром кризиса…

Говорят, что на бирже происходили «технические сбои» — она не принимала заявки на продажу валюты и покупку рублей.

В этом и заключается смысл слова «опустила» курс. Игроки называют эту операцию «переставить курс», как фишки в игре. Спекулянты между собой договариваются о проведении сделки по определенной цене. На момент ее совершения остальные игроки убираются с рынка, и биржа фиксирует эту цену как рыночную. Игроки начинают на нее ориентироваться и совершать по ней реальные сделки. Разумеется, это возможно на короткое время, под действием объективных факторов формирования спроса и предложения равновесие восстанавливается. Но цена этой кратковременной дестабилизации может быть очень высокой, вплоть до запуска лавины банковских банкротств вследствие панического изъятия вкладов, парализации платежей, разорения предприятий…

Мы уже заплатили за это скачком инфляции и остановкой экономического роста…

Последнее было вовсе не обязательным. Оно стало следствием решений ЦБ по повышению ключевой ставки и сокращению кредита. В результате производственный сектор был окончательно отрезан от финансового. Если рентабельность в промышленности составляет около 8%, а в других отраслях и того ниже, то могут ли предприятия брать кредит под 17%? Фактически кредитование производственной сферы остановилось. Вся ликвидность высасывается спекулянтами для сверхприбыльной игры против рубля. Вслед за этим происходит падение инвестиций и остановка экономического роста. Я думаю, именно в этом заключалась цель атаки против рубля – спровоцировать денежные власти на самоубийственные для своей экономики решения по повышению ставки рефинансирования до недоступного для предприятий реального сектора уровня.

Вы все же считаете произошедшее спланированной акцией?

Давайте проанализируем последовательность действий регулятора и тогда Вы поймете логику атаки. Нам объявляют экономические санкции, угрожающие выводом из нашей финансовой системы иностранных кредитов на пару сотен миллиардов долларов. ЦБ решительно отвергает все предложения по ее защите, включая валютный контроль, регулирование трансграничных операций, введение обязательной продажи валютной выручки экспортерами, признание санкций форсмажорным обстоятельством. Вместо этого начинается кампания по ослаблению и без того несовершенного регулирования. Внедряется еще одна догма о невозможности достижения нескольких целей денежно-кредитной политики, нелепость которой очевидна каждому управленцу, который должен знать фундаментальный принцип кибернетики – избирательная способность системы управления должна быть не ниже разнообразия объекта управления. По отношению к денежной системе это означает необходимость использования большого количества инструментов, определяющих не только цену денег, но и сферы их обращения.  Параллельно происходит подмена понятий – конституционная обязанность ЦБ обеспечивать устойчивость рубля заменяется «таргетированием инфляции», которая объявляется единственной целью денежной политики, а ключевая ставка – единственным параметром управления.  Под этим предлогом ЦБ заявляет о готовящемся переходе к плавающему курсу рубля, что воспринимается рынком как сигнал к его вероятному снижению. И оно действительно начинается, как и в 2008 году по известному рынку алгоритму. Для спекулянтов начинаются золотые дни – зная методику ЦБ, они без риска начинают игру против рубля. При этом ЦБ не предпринимает мер ни по прекращению кредитования этих операций, ни по пресечению нарастающей утечки капитала. Под давлением собственноручно спровоцированной спекулятивной атаки на рубль ЦБ досрочно отпускает его в свободное плавание. Биржа, которую недавно приватизировали и предали в управление бывшим сотрудникам крупнейших иностранных банков, выступает акселератором спекулятивного давления, предоставляя возможность совершать операции с 8-кратным финансовым рычагом. Отказавшись от общепринятых механизмов регулирования валютного рынка, руководство ЦБ панически хватается за оставшуюся в руках «соломинку» — процентную ставку, принимая судорожное решение о ее резком повышении. Кредитование экономики остановлено, ее рост прекратился. После этого биржевики наносят последний удар по рублю, выставляя страну   на посмешище всему миру и уходят с рынка. Дело сделано – Обама заявляет о достижении цели, ради которой вводились санкции.

А как надо было сделать?

Как, например, сделали правительство Примакова и ЦБ во главе с Геращенко. В ситуации трехкратного обрушения рубля они не стали повышать процентную ставку, но ограничили валютную позицию коммерческих банков, перекрыв кредитование спекуляций против рубля. Увеличение кредита позволило промышленности быстро подняться в ситуации резкого повышения ценовой конкурентоспособности отечественной продукции. За полгода прирост ее выпуска составил более 20%. Благодаря росту предложения отечественных товаров и замораживанию тарифов на услуги естественных монополий удалось быстро подавить инфляцию. Сегодня, наряду с этими мерами, нужно провести срочное замещение внешних источников кредита внутренним рефинансированием со стороны ЦБ на аналогичных условиях. Но при этом нельзя допустить перетекания этих денег на валютный рынок, для чего нужен контроль за использованием этих денег. Коммерческие банки, получающие кредитные ресурсы от ЦБ, должны отвечать за использование этих денег исключительно для кредитования оборотного капитала производственных предприятий и реальных инвестиций. Учитывая, что львиная доля рефинансирования приходится на банки, контролируемые государством, сделать это несложно. Также несложно прекратить сомнительные банковские операции, посредством которых выводится капитал. Или, хотя бы обложить эти операции налогом. Тогда можно будет перейти к рефинансированию под низкий процент и на длительный срок. Возможна будет и дифференциация ставок в зависимости от целевого назначения кредита, а также кредитование долгосрочных инвестиций в развитие инфраструктуры посредством рефинансирования институтов развития. И тогда мы сможем вывести экономику из кризисного состояния на траекторию быстрого роста за пару месяцев, используя эффект повышения ценовой конкурентоспособности   отечественных товаров.

А если этого не делать?

Тогда стандартные последствия применения рецептов МВФ. Вслед за повышением процентной ставки и сжатием денежной массы – падение инвестиций и производства. С учетом объемов иностранного кредита и утечки капитала падение может быть весьма значительным.  Параллельно американские рейтинговые агентства снизят наш рейтинг до уровня «мусорных бумаг», после чего произойдет обвал фондового  рынка и  иностранные кредиторы ускорят вывод своих денег. Последуют маржин-колы и банкротства многих заемщиков, что может парализовать банковскую систему. Цели по инфляции достигнуты не будут. Через некоторое время иностранные спекулянты вернутся, чтобы скупить многократно подешевевшие активы. Через пару лет падение производства и инвестиций прекратится, но мы еще больше отстанем по уровню технического развития и благосостояния. Есть еще вариант – кредиты стран НАТО заместят кредиты из Китая. Платой за это станет жесткая привязка нашей экономики к обслуживанию китайской. Или ЦБ все же напечатает деньги и их раздадут в «ручном режиме», как это было в 2009 году. Но и последствия будут аналогичные – обогащение банкиров и падение производства, по которому хуже нас тогда была только Украина. Как, впрочем, и сейчас – все страны мира растут, встают на длинную волну роста нового технологического уклада, а мы вдруг споткнулись «на ровном месте».

Не очень оптимистично…

А чего Вы хотите? Нужно, наконец, отбросить иллюзии. Против нас ведется война. Противник ожидаемо ударил нас по самому слабому и незащищенному месту – финансовой системе, которую мы сами отдали ему в управление. Вот он и управляет ею так, чтобы нас подчинить, лишив  источников экономического роста – кредитов, технологий, умов. Нельзя рассчитывать на внешнеполитическую самостоятельность при колониально зависимой экономике. Могли бы мы выиграть войну с Германией, если бы согласились на использование рейхсмарок в качестве основы для формирования денежной базы? А ведь сегодня ЦБ закрепляет долларизацию нашей экономики, переходя уже к рефинансированию в долларах. Кстати, сразу же после дефолта в 1998 году нам МВФ предлагал делать именно то, что сегодня делает ЦБ – повышение ставки рефинансирования, отказ от валютного регулирования, свободное хождение доллара в внутреннем обороте, сжатие денежной массы. Даже пытались назначить нам куратора – некого Кавалло, известного катастрофическими результатами подобной политики в Аргентине. Тогда хватило ума отказаться, хотя наше положение было куда хуже нынешнего. Сейчас у нас нет внешних обязательств и полная свобода рук. Только нужно не сидеть, сложив руки в надежде на иностранных инвесторов, а делать экономическое чудо. В отличие от руководителей ЦБ, для которых экономика – это черный ящик, напичканный виртуальными экономическими агентами, неспособными увеличить выпуск продукции,  ученые ведущих экономических институтов РАН, профессионально изучающие реальные процессы воспроизводства, умеют объективно оценивать наши возможности и знают, как  вывести экономику на траекторию роста с темпом до 10% прироста ВВП и 15% — инвестиций уже в этом году. Только для этого нужно изменить подход к макроэкономической политике —  она должна строиться не на догматике Вашингтонского консенсуса, а на знании закономерностей развития экономики и понимании реальных экономических процессов. И, разумеется, исходить не из рекомендаций МВФ, а из целей, поставленных Президентом страны в посланиях Федеральному Собранию и в программных указах от 7 мая 2012 года.

Опубликовано в газете «Завтра» 22 января 2015 г
www.glazev.ru

 


 16.01.2015 Дежавю гайдаровского форума

 

Читая выступления участников завершающегося Гайдаровского форума невольно вспоминаешь два очень похожих события – аналогичные театрализованные постановки весной 1992 и осенью 1998 годов с участием именитых западных экономистов и финансистов, которые изо всех сил поддерживали российских реформаторов, оказавшихся в пикантной ситуации.

Весной 1992 года, когда уже стал очевиден провал либерализации цен, повлекший срыв экономики в галопирующую инфляцию, обесценение сбережений и доходов граждан, обвальное падение производства, в Москву срочно прислали десант западных экспертов, чтобы убедить президента Ельцина не беспокоиться. Помню, как Джеф Сакс уговаривал его не верить российским академикам, которые яко бы остались в советском прошлом и не понимают законов рыночной экономики.

Тогда еще можно было остановиться на краю пропасти и последовать китайском примеру постепенного выращивания своего «экономического чуда» на основе освобождения предпринимательской инициативы под протекторатом государства. Но напористые западные эксперты грудью встали на защиту оконфузившихся младореформаторов и Ельцин уступил им контроль за российской экономикой. Кончилось все, как известно, экономической катастрофой, социальным протестом, расстрелом высшего органа власти и государственным переворотом. Выполняя установки МВФ, Госдепа и Казначейства США, российские денежные власти загнали Россию в тупик сырьевой специализации, разрушили большую часть научно-производственного потенциала страны, фактически совершили геноцид собственного работоспособного населения.

В 1998 году, после очередного провала западных протеже, раскрутивших финансовую пирамиду государственных обязательств и обанкротивших страну, в Москву привезли печально известного своими реформами в Аргентине Д.Ковалло. Он предложил сделать именно то, что сегодня реализовали денежные власти: отпустить рубль в свободное плавание, резко поднять ставку рефинансирования и сжать денежное предложение. Но, набравшись горького опыта, Ельцин не стал принимать этот очередной рецепт самоубийства российской экономики и отдал бразды правления опытным прагматичным экономистам: Примакову, Геращенко и Маслюкову. Они поступили вопреки рекомендациям западных экспертов: не стали поднимать ставку рефинансирования и увеличили денежное предложение, восстановили экспортные пошлины и обязательную продажу валюты, ввели валютный контроль и установили контроль над ценообразованием в монопольных отраслях экономики. Результат не заставил себя ждать – за полгода промышленное производство выросло более чем на 20% при снижении инфляции до приемлемого уровня.

На Гайдаровском форуме западные эксперты хвалили руководство денежных властей за правильные меры и современный подход. Их прилежные ученицы, как студенты на семинаре, рассуждали о поиске рублем новой точки равновесия. Их энергично поддерживали западные и российские финансисты, заработавшие на этом «поиске» тысячи процентов годовых и жаждущие продолжения банкета. Пока проводили форум, рубль упал еще на 8% и довольные сверхприбылями спекулянты устроили дружную овацию руководству ЦБ, которое пообещало не менять денежно-кредитную политику.

Создается впечатление, что главная задача организаторов Гайдаровского форума заключалась в том, чтобы убедить российское руководство в правильности проводимой макроэкономической политики. Под занавес этого шоу министерство экономики объявило свой новый прогноз на текущий год, в котором сменило небольшой рост экономики на ее падение. Публика смиренно приняла его как оптимистический. И это при том, что производственные мощности в российской промышленности используются не более чем на 70%, скрытая безработица составляет до 20%, невостребована большая часть научно-технического потенциала, а обесценивающиеся углеводороды и другое сырье, в основном, вывозятся за рубеж!

Как доказывают расчеты ведущих академических центров в области макроэкономического прогнозирования, прирост ВВП в этом году мог бы составить не менее 6%, инвестиций – не менее 15% при инфляции не более 8%. Но эти возможности не будут использованы, если денежно-кредитная политика останется неизменной. Пока денежные власти заняты кредитованием валютных спекуляций, а не роста производства, экономика будет деградировать, народ беднеть, а спекулянты вывозить миллиарды сверхдоходов за рубеж.
Возможно, в этот раз западным экспертам удастся оправдать провал своих российских протеже рассуждениями о фундаментальных законах рыночной экономики и мы вскоре вернемся в кошмар 90-х годов с падением производства, инвестиций, уровня жизни и ростом цен. Но тогда США покровительствовали российскому руководству, создавая благоприятный внешнеполитический фон саморазрушению российской экономики. Сегодня они ведут с Россией войну. И продолжение вывоза из России сотен миллиардов долларов (в текущем году 150 млрд.  нашим кампаниям придется отдать западным кредиторам, снижение кредитного рейтинга американскими агентствами увеличит эту сумму до 200, к этому надо добавить традиционную для проводимой политики утечку капитала в размере не мене 100 млрд.) является главным оружием в этой войне. Позволять это делать – это все равно, что если бы в 1941 году, после захвата гитлеровской Германией Украины, советское руководство продолжало бы снабжение Третьего Рейха советским сырьем за рейхсмарки и давало бы ей кредиты на производство военной техники.

Чем бы подобная политика кончилась в то время – понятно. Также понятно, что проводимая сегодня денежно-кредитная политика закономерно влечет долларизацию финансовой системы, ее сжатие вследствие вывоза капитала и рестрикционной денежной политики, падение инвестиций и производства, снижение уровня жизни при очевидных возможностях быстрого экономического подъема. Американские санкции достигнут цели. На московском майдане гражданам объяснят, что во всех провалах виновата «архаичная» власть и нужно вернуться под американский протекторат. Западные эксперты будут раздавать своим российским подопечным звания и медали.

Над гайдаровским форумом явственно витал призрак шоковой  терапии. Жаль только, что Егор Тимурович не дожил до этих дней. Он как творческая личность имел мужество признавать ошибки. И, наверное, поправил бы своих незадачливых учениц.

Специально для NewsFront